Изображение шизофрении в СМИ. Снижение стигм шизофрении через СМИ

18 июня 2020, 17:30Касьянов Евгений Изображение шизофрении в СМИ. Снижение стигм шизофрении через СМИ

В настоящее время бремя стигмы психических расстройств таково, что большинство общественных организаций призывают к активной борьбе с ней (например, в «Плане действий ВОЗ в области психического здоровья на 2013–2020 годы»). Последствия стигмы психических расстройств многочисленны и наносят огромный ущерб отдельным лицам, их семьям, системе здравоохранения и обществу. 

Стигма была описана на нескольких уровнях: публичная стигма, включающая когнитивные, аффективные и поведенческие реакции тех, кто стигматизирует; самостигматизация, включая как опасение подвергнуться стигматизации, так и потенциальную интернализацию негативных убеждений и чувств, связанных со стигматизированным состоянием; стигма от ассоциации, влекущая за собой социальные и психологические реакции на людей, связанных со стигматизированным человеком (например, на семью и друзей); структурная стигма как легитимация и закрепление стигматизированного статуса общественными институтами и идеологическими системами. 

Исследования, проведенные в отношении общественной стигмы психических расстройств, показали, что шизофрения связана с наихудшими показателями (например, по переменным некомпетентности, насилия и опасности) среди населения в целом. Недавние исследования, проведенные в области самостигматизации, продемонстрировали, что более 40% людей с шизофренией испытывают сильную стигматизацию и даже называют стигму «второй болезнью». 

Негативные последствия воспринимаемой/переживаемой стигмы были описаны в отношении чувства собственного достоинства, качества жизни, расширения прав и возможностей, обращения за психиатрической помощью и её соблюдения, а также повышенной суицидальностью, даже в ремиссии. Стигма также отрицательно влияет на занятость, доход, общественное мнение о распределении социальных выплат и расходов на здравоохранение. Необходимо больше знаний о стигматизации и ее причинах, чтобы иметь возможность успешно бороться с дискриминацией.

Специалисты в области психического здоровья считаются одними из основных источников стигматизации психических расстройств. Три четверти исследований с 2007 года показали, что убеждения специалистов в области психического здоровья и стремление к социальной дистанции не отличались от убеждений населения в целом или были даже более негативными.

Несмотря на то, что специалисты в области психического здоровья демонстрировали более позитивные убеждения в отношении психиатрического лечения и гражданских прав, результаты, касающиеся стереотипных убеждений (то есть опасности, некомпетентности, плохого прогноза, ответственности), были противоречивыми: исследования сообщали о похожих, более негативных или более позитивных убеждениях по сравнению с населением в целом. 

Исследование, проведённое Valery K.M., является первым систематическим обзором, направленным на выявление характеристик стигмы шизофрении в сравнении с другими психическими расстройствами, среди специалистов в области психического здоровья. В общей сложности было проанализировано 38 статей, опубликованных с 1999 по 2019 гг. и включающих 10926 специалистов в области психического здоровья. 

Результаты исследования продемонстрировали, что шизофрения является одним из наиболее стигматизированных психических расстройств, даже если большинство из специалистов в области психического здоровья сравнивают шизофрению с депрессией. Эти данные подтверждают выводы предыдущих обзоров, которые подчеркивали различия в стигме в отношении психических расстройств и демонстрировали, что шизофрения является одним из наиболее стигматизированных состояний. 

Тем не менее, некоторые недавние исследования, не включенные в предыдущие обзоры, позволяют предположить, что другие психические расстройства могут быть более стигматизированы.

Пограничное расстройство личности и, в последнее время, расстройство, связанное со злоупотреблением психоактивными веществами, были ассоциированы с более негативными убеждениями среди специалистов в области психического здоровья, чем шизофрения. 

Хотя этот пункт был лишь поверхностно упомянут в предыдущих обзорах, результаты нового исследования ясно продемонстрировали, что многие факторы могут влиять на стигму шизофрении среди специалистов в области психического здоровья.

Вместе с тем, возраст, уровень образования, основное направление работы в психиатрии и стаж работы были факторами, которые показали противоречивые отношения со стигмой, поэтому нельзя сделать четкие выводы относительно характера их влияния. 

Условия работы (амбулаторная или стационарная помощь) и биологические причинно-следственные убеждения касательно шизофрении были более четко связаны со стигмой среди специалистов в области психического здоровья. Это открытие еще более важно, учитывая, что шизофрения считается самой биологической психиатрической патологией у американских клиницистов. 

Эти данные подтверждают необходимость проведения специальных исследований стигмы при шизофрении среди специалистов в области психического здоровья, а также указывют на важность контроля нескольких переменных для выявления предикторов стигмы.

Материал подготовлен специально для раздела Шизофрения-Info

Источник: Valery KM, Prouteau A. Schizophrenia stigma in mental health professionals and associated factors: A systematic review [published online ahead of print, 2020 May 24]. Psychiatry Res. 2020;290:113068. doi:10.1016/j.psychres.2020.113068

Тэги:

шизофрения (550) стигматизация (10) Шизофрения-Info (27)

ШИЗОФРЕНИЯ. ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ШИЗОФРЕНИИ — Международный студенческий научный вестник (сетевое издание)

1

Япаров А.Э. 1

Бабина С.А. 1

Шуклин Г.О. 1

Шуклина А.А. 1

Желтышева А.Ю. 1
1 ФГБОУ ВО «Пермский государственный медицинский университет им. академика Е.А. Вагнера»
Шизофрения – психическое заболевание человека, характеризующееся наличием эмоциональных расстройств, неадекватным поведением, нарушением мышления и невозможностью вести нормальную социальную жизнь.

Шизофрения считается одним из самых тяжелых психических расстройств. Диагностика шизофрении в настоящее время проводится по специальным методикам, критериями которых является продуктивная (например, галлюцинации и бред) и негативная (например, апатия и алогия) симптоматика. В последнее время исследователи придают все большую роль важности негативных симптомов в течении и исходе болезни.

Для лечения шизофрении в настоящее время используются антипсихотические препараты, которые впервые были разработаны пол века назад, что создало возможность уменьшения наиболее очевидных и тяжелых симптомов шизофрении и вернуть больному возможность вернуться в общество, что является необходимым как для самого больного, так и для его родственников.

Разработка новых «атипичных» антипсихотических препаратов, с большей эффективностью и отсутствием типичных для традиционных антипсихотических средств побочных эффектов, вывела лечение шизофрении на новый уровень, однако несмотря на эти достижения, лечение симптомов, психосоциальных и когнитивных нарушений при шизофрении все еще остается малоуспешным для многих пациентов.

1.

Meats P. Quetiapine (Seroquel): an effective and well-tolerated atypical antipsychotic. Intl J Psychiatr Clin Pract 1997; 1: 231–39.
2. Мосолов С. Н. Некоторые актуальные теоретические проблемы диагностики, классификации, нейробиологии и терапии шизофрении: сравнение зарубежного и отечественного подходов. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(6): 4-11.
3.

Tamminga CA. Schizophrenia and glutamatergic transmission. Crit Rev Neurobiol 1998; 12: 21–36.
4. Kane J, Honingfeld G, Singer J, et al. Clozapine for treatmentresistant schizophrenia. Arch Gen Psychiatry 1988; 45: 789–96.
5. Мосолов С.Н. Шкалы психометрической оценки симптоматики шизофрении и концепция негативных и позитивных расстройств. М: Новый цвет 2001; 238.
6.

Jeste DV, Eastham JH, Lacro JP, et al, Management of late-life psychosis. J Clin Psychiatry 1996; 57: 39–45.
7. Drury V, Birchwood M, Cochrane R., Macmillian F. Cognitive therapy and recovery from acute psychosis: a controlled trial I impact on psychotic symptoms and II impact on recovery time. Br J Psychiatry 1996, 169: 593–607.
8. Susan K Schultz, Nancy C Andreasen. Schizophrenia.

J LANCET • Vol 353 • April 24, 1999.
9. Мазо Г.Э., Иванов М.В., Горбачев С.Е. Место современных антидепрессантов в лечении шизофрении: актуальный взгляд на проблему // Психиатрия и психофармакотерапия. 2007. Т. 9, № 6.
10. Green MF. What are the functional consequences of neurocognitive deficits in schizophrenia. Am J Psychiatry 1996; 153: 321–30.
11. Williamson R., Bartha R, Drost D.

1H-MRS Imaging of glutamate and glutamine in schizophrenic patients. Biol Psychiatry. 1998; 43 (suppl 8S): 7S.
12. Андрусенко М.П., Морозова М.А. Комбинированное использование антидепрессантов и нейролептиков при аффективных расстройствах и шизофрении: показания к назначению, побочные эффекты и осложнения // Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. Т. 3, № 1.
13.

Verdoux H, Geddes JR, Takei N, et al. Obstetric complications and age at onset in schizophrenia: an international collaborative metaanalysis of individual patient data. Am J Psychiatry 1997; 154: 1220–27.
14. Knapp M. Costs of schizophrenia. Br J Psychiatry 1997; 171: 509–18.
15. Lehman, AF, Steinwachs DM, Dixon LB, et al.

Translating research into practice: the Schizophrenia Patient Outcomes Research Team (PORT) treatment recommendations. Schizophr Bull 1998; 24: 1–20.
16. Beasley CM, Tollefson G, Tran P, et al. Olanzapine versus placebo and haloperidol. Neuropsychopharmacology 1996; 14: 111–23.
17. Salit SA, Kuhn EM, Hartz AJ, Vu JM, Mossa AL.

Читайте также:  Пяточная шпора. симптомы и лечение в домашних условиях

Hospitalization costs associated with homelessness in New York City. N Engl J Med 1998; 338: 1734–40.
18. Rosenheck R, Cramer J, Xu W, et al. A comparison of clozapine and haloperidol in hospitalized patients with refractory schizophrenia. N Engl J Med 1997; 337: 809–15.
19. Hull JW, Smith TE, Anthony DT, et al. Patterns of symptom change: a longitudinal analysis.

Schizophr Res 1997; 24: 17–18.
20. World Health Organization. International classification of diseases, 10th edn. Geneva: WHO, 1994.

Цель исследования – изучение распространенности, клинических проявлений, методов диагностики и лечения шизофрении.

Материалы и методы: Повествовательный обзор, основанный на поисках литературы в текстовой базе данных медицинских и биологических публикаций PubMed, а также в российской научной электронной библиотеке eLIBRARY до июня 2019 года без ограничений по срокам. Поиск включал такие термины, как «шизофрения», «диагностика шизофрении», «лечение шизофрении».

Введение

Шизофрения – тяжелое психическое заболевание, характерными проявлениями которого являются галлюцинации, дезорганизация мышления, потеря целенаправленного поведения, и ухудшение исполнения социальной роли.

Довольно часто, люди, страдающие шизофренией, не могут продолжать трудовую и образовательную деятельность.

При этом, дебют болезни, как правило, происходит в молодом возрасте, когда человек испытывает наибольшую независимость и начинает свою продуктивную карьеру.

Распространенность шизофрении во всем мире составляет около 1%. Помимо разрушающего действия на психику больных, причинения страданий их родственникам, шизофрения является огромным экономическим бременем для общества [1].

Основная часть

Диагностика шизофрении

Шизофрения является сложным медицинским расстройством с разнообразными клиническими проявлениями. При шизофрении нарушаются некоторые познавательные и эмоциональные функции, такие как восприятие (галлюцинации), логическое мышление (бред), мотивация (отшельничество), мыслительный процесс и речь (алогия).

Существуют специальные диагностические системы, которые были разработаны для упрощения и повышения достоверности диагностики шизофрении.

Эти системы включают международную классификацию болезней, десятого пересмотра (МКБ-10) и диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятого пересмотра (DSM-V (США)), в которых описаны характерные для шизофрении симптомы [2,3].

Согласно критериям МКБ-10 для выявления шизофрении тяжелые симптомы должны наблюдаться в течение 1 месяца, тогда как по DSM-V, требуемая продолжительность составляет 6 месяцев, но включает менее серьезные продромальные и остаточные симптомы шизофрении.

Критерии DSM-V также требуют ухудшения выполнения социальных и профессиональных функций, нарушения межличностных отношений или самообслуживания.

При этом симптомы не должны быть вызваны наличием другого заболевания или лекарственного эффекта, как например стероидный или амфетаминовый психоз.

Важнейшим проявлением шизофрении являются психосоциальные нарушения, которые сохраняется даже после устранения более серьезных симптомов под действием лекарственных средств. На сегодняшний день психосоциальные нарушения все чаще рассматриваются как главный показатель результата лечения шизофрении [4].

Психиатры в настоящее время все чаще признают корреляцию между негативными симптомами и нарушением социальных функции среди пациентов с шизофренией. Следовательно, диагностика шизофрении на сегодняшний день, переходит к выявлению преимущественно негативных симптомов.

Негативными симптомами является снижение или потеря больным способности осмысленно взаимодействовать с другими людьми и окружающей средой. Многие негативные симптомы являются когнитивными, такие как алогия, отвлечение и потеря внимания, при этом пациенты не могут поддерживать продуктивную занятость и ролевое функционирование в обществе.

Негативные симптомы наименее вероятно уменьшить в течение болезни, и как результат когнитивной дисфункции, относящейся к данным симптомам, больной становится нетрудоспособен [5,6].

Несмотря на то, что многими исследователями уже глубоко изучено достаточное количество симптомов и связанных с ними нарушений при шизофрении, патогенез и причины данной патологии до сих пор остаются не раскрытыми. Пока не определены нервные и молекулярные субстраты и не найдена прямая мера патологии, диагноз шизофрении основывается лишь на критериях наблюдения.

Введенные единые диагностические критерии повышают надежность диагностики, позволяют стандартизировать лечебную работу на национальном и международном уровне, улучшить клиническую связь, и облегчить исследования.

Тем не менее, установленные критерии могут дать упрощенный и неполный взгляд на клиническую картину, препятствовать дальнейшему всестороннему изучению заболевания. Существующие критерии не должны препятствовать творческому или инновационному размышлению о психологических и нервных механизмах шизофрении.

Оптимальным является объединение шкалы оценки симптомов с клиническим опытом изменения данных симптомов при различных терапевтических вмешательствах что позволит лучше изучить особенности этого заболевания [7,8].

  • Лечение шизофрении
  • Медикаментозное лечение
  • Антипсихотические препараты существуют уже более 45 лет, что позволило существенно снизить клинические проявления шизофрении несмотря на то, что типичные антипсихотические препараты были недостаточно эффективны и имели существенные побочные эффекты.

Применение традиционных антипсихотических препаратов основывалось на их способности блокировать дофаминовые рецепторы. Неселективность данного антагонизма привела к возникновению нежелательных эффектов, таких как экстрапирамидные расстройства, обычно проявляющиеся ригидностью мышц, акатезией (двигательное беспокойство) и тремором.

В последние десятилетия появилось несколько новых препаратов, называемых атипичными антипсихотиками из-за отсутствия экстрапирамидных расстройств в качестве побочных эффектов при их применении.

Эти препараты характеризуются потенциально большей эффективностью, особенно в отношении отрицательных симптомов шизофрении и лучшим клиническим ответом у пациентов с невосприимчивостью к лечению [9,10].

Все антипсихотические препараты превосходят плацебо в лечение шизофрении. Они уменьшают продуктивную симптоматику и постепенно снижают беспокойство, улучшая мыслительные процессы у больных шизофренией.

Многие пациенты плохо поддаются лечению традиционными антипсихотическими препаратами, при этом качество клинического ответа на лекарственную терапию значительно варьирует от пациента к пациенту.

Клозапин, рисперидон, оланзапин и кветиапин входят в число первых атипичных антипсихотических препаратов и могут вскоре пополниться другими средствами (например, зипразидон и др.).

Кроме блокады дофаминовых D2-рецепторов, атипичные антипсихотики также блокируют серотониновые рецепторы в лобной коре и полосатом теле, что способствует уменьшению экстрапирамидных побочных эффектов и обуславливает большую эффективность данных препаратов при лечении негативных симптомов [11].

Клозапин впервые был использован в середине 1970-х годов, но ранние сообщения об агранулоцитозе у 1–2% пациентов задерживали его широкое применение.

Препарат обладает широким профилем аффинности связывания рецепторов (дофаминовые, серотониновые, α-адренергические, гистаминовые и мускариновые рецепторы). Клозапин может быть эффективным у пациентов, не поддающихся лечению типичными антипсихотическими препаратами.

Одно из проведенных исследований показало, что 30% пациентов с резистентностью к галоперидолу, проявляли резистентность к клозапину только в 3% случаев [12].

Еще в одном исследование, с участием пациентов с резистентностью к лечению, сравнивали контрольные группы пациентов, получающих стандартную помощь, с пациентами, получающими клозапин. После выписки, группа пациентов, принимавших клозапин, реже поступали в больницы и имели более длительный период ремиссии.

Эти выводы были подтверждены крупными годовыми исследованиями пациентов с рефрактерной шизофренией, получавших лечение клозапином или галоперидолом. Пациенты, получавшие клозапин провели меньше дней в больнице в течение года, чем пациенты, принимавшие галоперидол, что привело к снижению общей стоимости ухода за пациентами.

С клинической точки зрения эффект клозапина на уменьшение продуктивной симптоматики превосходил галоперидол, но через 1 год исследований амбулаторного лечения клозапином отрицательная симптоматика у пациентов уменьшилась незначительно.

Также отмечались улучшения в социальной и профессиональной деятельности больных, но качество жизни при этом не улучшалось [13].

Рисперидон представляет собой новый антипсихотический препарат, называемый антагонистом серотонин-дофамина. Данный термин отражает узкую рецепторную активность рисперидона, так как он действует в основном на дофаминовые (D2) и серотониновые (5-гидрокситриптамин2) рецепторы.

Мета-анализ показал, что рисперидон является потенциально более эффективным антипсихотическим средством, чем галоперидол.

Рисперидон может быть особенно полезен в начале заболевания и при применении его у пожилых пациентов из-за его более низких побочных эффектов, что приводит к большей терпимости и приверженности к соблюдению правил приема данного препарата.

Одни исследования применения рисперидона у пожилых пациентов с психозом показали улучшение в познавательной функции по сравнению с лечением другими антипсихотическими средствами. Появляются доказательства того, что рисперидон также может быть эффективен для лечения пациентов, резистентных к терапии другими антипсихотиками [14,15].

Оланзапин также является новым антипсихотическим препаратом, который стал доступен в последние несколько лет. Он имеет широкое сродство к рецепторам, за исключением рецепторов серотонина, 5-гидрокситриптамина1А и α-2 адренергических рецепторов.

Некоторые данные свидетельствуют о том, что оланзапин является более эффективным препаратом, чем галоперидол в уменьшении отрицательных симптомов шизофрении.

Кроме того, оланзапин не вызывает экстрапирамидных расстройств при использовании его в терапевтических дозах [16].

Читайте также:  Развитие зубов у человека. Амелобластома ротовой полости.

На сегодняшний день продолжают появляться новые антипсихотические препараты с широким сродством к рецепторам, такие как кветиапин, который имеет слабое сродство к D2 рецепторам дофамина. Анализ трех исследований по применению кветиапина показал, что он является эффективным для лечения положительных и отрицательных симптомов, без признаков возникновения экстрапирамидных расстройств [17].

Хотя новые лекарственные средства могут иметь большую эффективность и лучшую переносимость, выбор антипсихотических препаратов должен быть индивидуальным для каждого пациента.

Новые препараты, как и типичные, влияют на рецепторы почти немедленно, но все же, необходимо по крайней мере, несколько недель для достижения оптимального эффекта, что требует наличия у пациентов терпения к соблюдению режима приема препарата без наличия явных улучшений в течение нескольких дней.

Контролируемые исследования не поддерживают использование определенных препаратов для конкретных подтипов шизофрении, и не признают пользы от назначения более одного антипсихотического препарата одновременно. Выбор лекарств должен опираться на знаниях о возможных побочных эффектах, эффективности терапии в том числе и при предыдущем лечении пациента и его близких родственников [18].

Психосоциальные вмешательства

В последние несколько лет растет интерес к важности социальной поддержки и признание необходимости лучше удовлетворять психосоциальные потребности каждого больного шизофренией. Эти тенденции привели к проведению новых исследований, направленных на разработку моделей лечения и способов оценки прогресса в социальной реабилитации.

Исследования 1996 года, оценивающие влияние различных терапевтических методов на функциональные результаты, предоставили исчерпывающий анализ литературы о шизофрении, для определения ключевых рекомендаций при всех особенностях лечения.

В дополнение к важности управления лекарственными препаратами, исследователи обратили внимание на важность психологической поддержки, семейных вмешательств, профессиональной реабилитации и поддержки со стороны общества.

Они показали, что поддержка и обучение решению проблем полезны для пациентов и их семей, особенно на начальных этапах шизофрении. Также была отмечена важность профессионального обучения, для пациентов с высоким уровнем обслуживания.

Контролируемое исследование применения когнитивной терапии при остром неаффективном психозе, при шизофрении, показало снижение положительных симптомов в группе пациентов, получающих когнитивную терапию изначально и существенное уменьшение симптомов через 9 месяцев наблюдения [19].

Психосоциальная и общественна поддержка, наряду с использованием антипсихотических препаратов имеют фундаментальное значение для оказания медицинской помощи при шизофрении [20].

Библиографическая ссылка

Япаров А.Э., Бабина С.А., Шуклин Г.О., Шуклина А.А., Желтышева А.Ю. ШИЗОФРЕНИЯ. ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ШИЗОФРЕНИИ // Международный студенческий научный вестник. – 2019. – № 3. ;
URL: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=19673 (дата обращения: 06.05.2022). Изображение шизофрении в СМИ. Снижение стигм шизофрении через СМИ

Связь между воспалением, когнитивными нарушениями и данными нейровизуализации при шизофрении

Когнитивные нарушения при шизофрении выделены в отдельную диагностическую дименсию и, по некоторым данным [1], могут рассматриваться как предикторы развития психоза. Имеются также данные о связи когнитивных нарушений при шизофрении с изменениями структур головного мозга1.

Более того, субстратом развития когнитивных нарушений при шизофрении считаются такие структурные изменения головного мозга, как уменьшение объема серого вещества и нарушение целостности белого вещества [4].

Данные функциональных методов визуализации головного мозга выявили аномальную нейронную активность при решении когнитивных задач, связанных с функцией рабочей и долговременной памяти, принятием решений и эмоциональным реагированием на соответствующие ситуации [5—8].

На уровне структурных и функциональных коннектомов можно видеть различия взаимодействия нейросетей у больных шизофренией и здоровых.

Эти различия особенно заметны при построении динамических коннектомов в состоянии покоя [9, 10] по результатам исследований состояния бодрствующего покоя с помощью функциональной МРТ (фМРТ; resting-state functional magnetic resonance imaging — rs-fMRI) — метода, на который возлагают большие надежды в отношении диагностики и терапии психических заболеваний. Предполагается, что сети покоя могут применяться как биомаркер сохранности когнитивно-аффективной сферы при изучении нейродегенеративных процессов [11, 12].

В одном из самых крупномасштабных исследований шизофрении ENIGMA [13—19] был проведен метаанализ данных, полученных при обследовании 4322 пациентов методом диффузно-тензорной трактографии (diffusion tensor imaging — DTI), по результатам которого были обнаружены специфические изменения в области лучистого венца и мозолистого тела. Речь идет о дисфункциональности олигодендроцитов — клеток, ответственных за миелинизацию аксонов белого вещества и способствующих полноценной проводимости нейронов [20]. Тот факт, что лучистый венец и мозолистое тело входят в кортикоспинальный, кортикопонтальный и кортикоталамический тракты, соединенные связями с лобной областью [21], определяет их роль в когнитивном функционировании. В одной из работ [22] в ходе 5-летнего проспективного наблюдения, выполненного с применением воксельной волюметрии и объемной морфометрии, у 32 больных шизофренией были выявлены изменения структуры мозолистого тела. Однако причины этих изменений остаются неясными.

Изучение молекулярно-генетических основ шизофрении показало, что существенная роль в развитии и прогрессировании этого заболевания принадлежит нарушениям системного иммунного ответа и иммунных процессов в ЦНС, хроническому нейровоспалению.

Соответствующие доказательства были получены при изучении постмортального мозга, клинических исследованиях, а также при проведении полногеномных исследований [23—27]. Так, по данным метаанализа, проведенного D. Goldsmith и соавт.

[26], было установлено, что при обострении болезни в крови пациентов повышается уровень провоспалительных цитокинов ИЛ-8 и ФНО-α, а также белка острой фазы (C-реактивный белок — СРБ). По данным ряда авторов [25, 26], высокий уровень СРБ ассоциирован с более тяжелым течением шизофрении и последующим снижением когнитивных функций.

В настоящее время роль иммунных нарушений в патогенезе шизофрении интенсивно изучается [27]. Описаны пути, по которым иммунные нарушения влияют на процессы нейровоспаления в ЦНС.

Речь идет о стимуляции нейровоспаления, когда происходят активный транспорт цитокинов через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ), активация окончаний блуждающего нерва в условиях воспалительного микроокружения и повышается секреция цитокинов эндотелиоцитами ГЭБ под воздействием медиаторов воспаления в периферическом кровотоке и др.

Нейровоспаление способствует избыточной активации в ЦНС компонента комплемента C4 — одного из медиаторов уменьшения количества синаптических связей у больных.

Кроме того, дисбаланс иммунных процессов в ЦНС при нейровоспалении вызывает изменение метаболизма триптофана в сторону увеличения синтеза кинурениновой кислоты (KYNA), действующей как основной эндогенный антагонист NMDA-рецепторов глутамата и способствующей глутаматергической гипофункции у больных. Широко изучается связь между избыточной активацией гуморального иммунного ответа, серологическими признаками нейротропных инфекций, формированием аутоантител к белкам мозга и шизофренией [24]. В литературе также нашли отражение предположения о связи нейровоспаления со структурными изменениями головного мозга [28].

Однако, несмотря на наличие свидетельств роли иммунных нарушений в развитии шизофрении, остается много вопросов, связанных с интерпретацией их места в патогенезе у конкретных больных, в частности в аспекте их сопряженности с функциональными и структурными изменениями головного мозга. В этом отношении большие надежды связывают с дальнейшим использованием разных методов прижизненной визуализации головного мозга.

  • Цель настоящей работы — поиск связей между результатами функциональной визуализации головного мозга, показателями иммунитета и маркерами воспаления при шизофрении, которые могли бы послужить основой для создания междисциплинарных подходов к диагностике, терапии и прогнозированию течения заболевания.
  • Было проведено кросс-секционное, наблюдательное исследование по методу случай—контроль, в которое включили 25 больных шизофренией (15 мужчин и 10 женщин; средний возраст 29,2±6,5 года), составивших основную группу.
  • Критерии включения в исследование: соответствие психического состояния на момент обследования критериям шизофрении по МКБ-10; информированное согласие на участие в исследовании.
  • Критерии невключения: тяжелое соматическое заболевание в стадии декомпенсации; признаки злоупотребления психоактивными веществами и алкоголем; беременность; отказ от участия; наличие противопоказаний для МРТ-обследования; обострение инфекционно-воспалительных и аутоиммунных заболеваний в течение 2 мес, предшествующих обследованию.

В группу контроля вошли 13 здоровых сотрудников Психиатрической клинической больницы №1 им. Н.А. Алексеева (Москва), сопоставимых по возрасту и гендерному распределению, не обнаруживающих признаков психических расстройств и не состоящих в родстве с пациентами.

Социально-демографические характеристики изученных выборок больных и здоровых (контроль) приведены в табл. 1.

Таблица 1. Социально-демографические характеристики обследованных обеих групп

Читайте также:  Аминосол. неонутрин в парентеральном питании
Показатель Основная группа (n=25) Группа контроля (n=13) p
Средний возраст, годы 29,2±6,5 26,2 ± 2,9 0,27572
Пол, n (%) χ2=1,5915 p=0,207119
мужчины 15 (60) 5 (38,5)
женщины 10 (40) 8 (61,5)
Семейное положение, n (%) χ2=3,95616 p=0,1383
в браке 4 (16) 5 (38,5)
разведен(а) 4 (16) 0 (0)
никогда не состоял(а) в браке 17 (68) 8 (61,5)
Образование, n (%) χ2=4,86205 p=0,3017
неполное среднее 1 (4) 0 (0)
среднее 2 (8) 0 (0)
среднее специальное 3 (12) 0 (0)
незаконченное высшее 6 (24) 2 (15,4)
высшее 13 (52) 11 (84,6)
Трудовой статус, n (%) χ2=7,26872 p=0,06381
учащийся 7 (28) 5 (38,5)
рабочий 8 (32) 8 (61,5)
безработный допенсионного возраста 8 (32) 0 (0)
инвалид 2 (8) 0 (0)

Данные, представленные в табл. 1, свидетельствуют об отсутствии различий между группами по социально-демографическим показателям.

В табл. 2—4 приведены клинические данные, характеризующие возрастные особенности больных шизофренией (основная группа) в разные периоды заболевания, их психический статус по показателям разных шкал, в том числе в процессе терапии.

Таблица 2. Показатели течения психического заболевания у больных основной группы

Показатель, годы Больные шизофренией (n=25)
Средний возраст больных к периоду продрома болезни 20±5,4
Средний возраст больных к периоду манифестаии болезни 25±5,4
Средний возраст больного при первом обращении к врачу 25,6±5,8
Средний возраст больного в момент первой госпитализации 25,7±5,8
Длительность болезни от продрома 9,3±5,8
Длительность болезни от манифеста 4,2±4,1

Таблица 3. Психометрические показатели психического статуса пациентов с шизофренией на момент первичного обследования по разным шкалам

Шкала, баллы Больные шизофренией (n=25)
PANSS общее 104,4
PANSS P 23,4
PANSS N 28,8
PANSS G 52,2
P2. Концептуальная дезорганизация 4,6
N5. Трудности в абстрактном мышлении 4,1
N7. Стереотипность мышления 3,9
BFCRS 5,6
NSA-4 21,1
SAS 1,8
Шкала выраженности симптомов шизофрении DSM-5 (SS-DSM-5) 14
DSM-5. Нарушение когнитивных способностей 1,8
FAB 15,1

Таблица 4. Динамика психического состояния пациентов с шизофренией в процессе стационарного лечения по шкале FAB и МКБ-11, баллы

Симптомы Показатель в период обследования, баллы
до лечения через 2 нед после начала терапии в конце лечения
Позитивные 2,8 1,8 0,8
Негативные 1,7 1,9 2
Депрессивные 0,4 0,3 0,1
Маниакальные 0,3 0,2 0
Психомоторные 1,7 0,7 0,3
Когнитивные расстройства 1,6 0,8 0,7
Общий балл 8,5 5,8 4

Сканирование и иммунологический анализ были проведены в период становления ремиссии со значительной редукцией позитивной симптоматики при формировании критики к перенесенному психозу. Редукция позитивной симптоматики происходила на фоне стандартной терапии атипичными антипсихотиками (оланзапин, рисперидон) в эквиваленте 6—8 мг рисперидона в сутки.

Обращает на себя внимание значительная редукция психопатологических проявлений с выраженным улучшением в том числе когнитивных функций, однако неполным их восстановлением, что отражено в показателях по шкалам батареи тестов для определения лобной дисфункции (FAB) и подшкале динамики когнитивных расстройств по МКБ-11 (см. табл. 4).

Иммунологический анализ2: определение основных параметров естественного и адаптивного иммунитета, системного уровня ключевых провоспалительных и противовоспалительных цитокинов, а также других маркеров воспаления (СРБ, кортизол, циркулирующие иммунные комплексы — ЦИК), фактора роста эндотелия сосудов А (VEGF-A) с использованием метода иммуноферментного анализа (ИФА), наборов реагентов производства ООО «Цитокин», Россия, Санкт-Петербург (ИЛ-6), АО «Вектор Бест», Россия, Новосибирск (ИЛ-8), «R&D Systems», США, Миннесота (VEGF-A), ООО «ХЕМА», Россия (кортизол, ЦИК, IgA, IgM, IgG).

Для статистической обработки применяли программное обеспечение Exel («Microsoft», США), Statistica 10 («StatSoft», США). Результаты представляли в виде средних величин со стандартными ошибками среднего. Для оценки достоверности различий использовали критерий Манна—Уитни, считая различия между показателями статистически значимыми при p

Когнитивные симптомы шизофрении

Шизофрения – это тяжелое психическое расстройство, характеризующееся как позитивными (галлюцинации, бред, навязчивости, депрессия, мания и др.), так и негативными (апатия, безволие, аутизация и др.) симптомами.

Однако можно добавить и третью группу – когнитивные симптомы. Первоначально считалось, что когнитивные нарушения обнаруживаются только у пожилых людей с шизофренией.

Однако многие исследования показали, что нарушения в познании могут быть обнаружены и у молодых людей с этой болезнью.

Когнитивные симптомы

Следует отметить, что до 75% пациентов с шизофренией испытывают когнитивные симптомы. В основном они связаны с нарушением внимания, памяти, двигательных навыков, исполнительского функционирования и интеллекта.

Следует также отметить, что когнитивные нарушения обычно проявляются до появления признаков заболевания. Они напрямую связаны с социальным и функциональным дефицитом. Большинство когнитивных симптомов являются едва заметными, и в результате их может быть трудно распознать. Обычно они обнаруживаются только при проведении когнитивного тестирования.

  • Анозогнозия. Это когнитивный симптом, который возникает у человека с серьезными недостатками в самосознании. В случае шизофрении это может касаться человека, который даже не знает, что у него психическое заболевание. И он будет всячески отрицать видимые проблемы.
  • Дезорганизованное мышление. Мышление людей с этой болезнью может быть сильно нарушено. Больные не в состоянии организовать мысли, что приводит к серьезным социальным и профессиональным нарушениям. Нарушается порядок мыслей, речь становится непонятной окружающим.
  • Плохое функционирование исполнительной системы. Это означает, что человеку с шизофренией очень трудно понимать информацию, обрабатывать ее и использовать для принятия логических решений. Люди используют свои исполнительные функции, чтобы помочь им связать прошлые знания или опыт для того, чтобы принять решения или действия.
  • Проблемы с фокусом и концентрацией. Больному шизофренией будет очень тяжело сконцентрироваться на чем-либо. Даже если они способны начать какое-либо задание, закончить они его не смогут.
  • Проблемы с рабочей памятью. Рабочая память помогает нам временно сохранять визуальные изображения, а также устную информацию в течение короткого периода времени. Человеку с шизофренией трудно использовать информацию сразу же после того, как он ее узнает. Это усложняет выполнение работы. Следует отметить, что основные недостатки связаны с «пассивными и обслуживающими задачами».

Примечание

Одно исследование показало, что люди с шизофренией на самом деле работают лучше, чем в среднем по населению в «исполнительных, манипулирующих» задачах рабочей памяти.

Причины

Никто не знает точной причины шизофрении, не говоря уже о различных симптомах. Существует целый ряд научных гипотез, выдвигаемых в попытке разобраться с причинами когнитивных нарушений. Большинство исследований, как правило, указывают на дисфункции в различных областях мозга и активность нейротрансмиттеров.

Изменение мозговой активности. Главной темой среди когнитивных симптомов является то, что они связаны с изменениями в деятельности мозга. Исследователи обнаружили, что при снижении активности в медиодорсальной области таламуса головного мозга у мышей возникают серьезные нарушения в рабочей памяти, а также другие «шизофреноподобные» нарушения.

  • Повреждение структуры мозга. Некоторые когнитивные симптомы могут быть результатом повреждения структур мозга. Некоторые утверждают, что повреждение лобной, височной или теменной областей правого полушария может способствовать ухудшению состояния.
  • Нарушения миелина и аксона. Считается, что аномалии в миелине и аксонах приводят к дефицитам в нейронной связи. Это вызывает значительные когнитивные нарушения и общее нарушение умственного функционирования. Исследователи отметили значительное снижение миелинизации белого вещества у пациентов с шизофренией.
  • Дисфункция нейротрансмиттеров. В некоторых гипотезах говорится, что дисфункции в системах холинергии, дофамина D1 и глутамата NDMA влияют на когнитивный дефицит. Скорее всего, они являются результатом болезни и неизвестных процессов.

Лечение

К сожалению, не существует никаких препаратов, которые были бы одобрены для лечения когнитивных симптомов шизофрении.
На сегодняшний день используются атипичные антипсихотики, которые в некоторой степени улучшают когнитивные функции.

Есть несколько вариантов, которые можно использовать.
Когнитивно-восстановительная терапия. Это поведенческое лечение, в котором используются практические упражнения и различные стратегии для улучшения познания людей с нарушениями.

Данный вид терапии нацелен на: внимание, память, организацию, расстановку приоритетов и способность решать проблемы.

Вся цель этой терапии заключается в том, чтобы помочь пациентам улучшить свое самочувствие, и они смогли выполнять базовые задачи.

  • Физические упражнения. Выполнение ежедневных физических упражнений улучшает познавательные способности пациентов с психическими заболеваниями.
  • Психосоциальное лечение. Это подразумевает добавление к жизни человека определенной формы социальной поддержки. Это могут быть друзья или члены семьи, которые помогают больному справляться с симптомами.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector