Видео: остеопороз — существует ли эпидемия заболевания? Иванова О.Н. (Воронеж, Россия)

Видео: остеопороз - существует ли эпидемия заболевания? Иванова О.Н. (Воронеж, Россия)

– Ольга Михайловна, насколько распространен остеопороз в России?

– Это заболевание можно назвать эпидемией, исходя из цифр статистики.

Задумайтесь над фактами: каждую минуту в России у людей старше 50 лет происходит 7 переломов позвонков, каждые 5 минут – перелом шейки бедра.

Уже сейчас этим заболеванием страдает 14 млн жителей страны (10% населения), а у более чем 20 млн диагностируется снижение минеральной плотности костной ткани.

Получается, что в группу потенциального риска переломов входит 34 млн граждан России, а это четверть населения! Остеопороз часто называют «безмолвной эпидемией» – ведь даже самые хрупкие кости не болят до тех пор, пока не произойдет перелом – с этим связана сложность выявления остеопороза на ранних этапах.

– Кто подвержен риску остеопороза прежде всего?

По статистике, остеопороз поражает каждую третью женщину в период менопаузы. Интересно, что к факторам риска в данном случае относится и низкий вес.

– Заболевание очень часто возникает у худых людей, кости которых в целом более тонкие и хрупкие.

Большое значение имеет и генетика: если у родителей был перелом шейки бедра, то повышается риск такой травмы и у детей, когда они станут пожилыми. Дети, кстати, также могут болеть остеопорозом, но, к счастью, такой остеопороз встречается крайне редко и только когда он является следствием другой болезни. Мужчины тоже подвержены этому заболеванию.

У каждого пятого мужчины старше 50 лет перелом происходит в связи со снижением костной массы. Треть общего числа всех остеопоротических переломов в мире фиксируется у мужчин, то же самое можно сказать и о характерных для этого заболевания специфических проявлениях – переломах шейки бедра.

Интересно, что в возрасте от 50 до 65 лет мужчины даже лидируют по числу переломов шейки бедра – по причинам более высокой активности и, к сожалению, склонности к вредным привычкам.

– Получается, что остеопороз не щадит и мужчин?

– Курение и употребление алкоголя приводят к более быстрому развитию заболевания.

Поэтому российские мужчины, по данным международных исследований, находятся в группе самого высокого риска по этому виду травм – более 50% из них курят, а в некоторых регионах распространенность курения достигает 80%! Добавьте к этому злоупотребление алкоголем, и вы получите очень тревожные цифры.

Курение приводит к гипоксии, развитию обструктивной болезни легких, а алкоголь оказывает токсическое влияние на пищеварительную систему, поэтому у пьющих нарушается всасывание витаминов и питательных веществ, необходимых для поддержания плотности костной ткани.

Риск сломать шейку бедра по причине остеопороза у мужчин, достигших 50 лет, превышает риск рака предстательной железы. Проблема состоит еще в том, что сами врачи зачастую обращают внимание на остеопороз только у женщин старшего возраста, забывая, что эта болезнь поражает и мужчин.

Видео: остеопороз - существует ли эпидемия заболевания? Иванова О.Н. (Воронеж, Россия)

– Остеопороз ведь считают «болезнью пожилых», следствием естественного процесса старения, которое невозможно предотвратить…

– Да, это так. Чем старше становится человек, тем более высок риск заболеть. Население всего мира быстро стареет на фоне повышения продолжительности жизни. В результате этих процессов увеличивается группа людей в возрасте после 50 лет, подверженных риску остеопороза.

– Что еще может спровоцировать развитие остеопороза?

– Часто это прием определенных лекарств, например, длительный (более 3 месяцев) прием глюкокортикоидов, которые используются при лечении разнообразных состояний, включая заболевания легких и артриты.

Эти лекарства (например, преднизолон) – самая частая причина глюкокортикоидного остеопороза.

Опасны и другие медикаменты – в их число входят иммунодепрессанты, высокие дозы гормонов щитовидной железы, некоторые антипсихотические препараты, противоэпилептические средства, длительный прием гепарина.

– Как диагностировать и лечить эту болезнь?

– Существуют тесты, помогающие своевременно выявить людей, подверженных риску остеопороза. Современная медицина научилась прогнозировать риск развития заболевания по показаниям инструментального метода – денситометрии.

Денситометр – это специальный рентгеновский аппарат, измеряющий плотность кости. В Санкт-Петербурге этот метод уже давно и активно используется, и каждая женщина старше 65 лет и каждый мужчина старше 70 должны пройти это исследование хотя бы раз в жизни.

Однако перелом при незначительной травме – главный признак остеопороза, он должен насторожить вас и побудить пройти обследование. Те, у кого случился перелом, находятся под высоким риском его повторения.

Необходимо обратиться к доктору, провести оценку риска развития остеопороза и переломов, включая денситометрическую диагностику, и начать лечиться, если в этом есть необходимость.

Видео: остеопороз - существует ли эпидемия заболевания? Иванова О.Н. (Воронеж, Россия)

– Что предлагает современная медицина для лечения остеопороза?

– Разработаны и применяются на практике эффективные методы лечения. Сегодня мы располагаем медикаментозными средствами, которые предупреждают будущие переломы и восстанавливают костную ткань. Вариантов препаратов достаточно много, они эффективны, безопасны и подбираются индивидуально в каждой клинической ситуации.

Следует помнить, что эффект приема даже самых инновационных препаратов достигается не менее чем через 1,5 года. В целом лекарства при лечении остеопороза, как и в случаях других хронических заболеваний, необходимо принимать длительно. В каждом отдельном случае врач определит дозу препарата и схему лечения.

При этом лекарства нужно принимать четко по инструкции, соблюдая режим приема. Лечение остеопороза обязательно сопровождается приемом кальция и витамина D. Постоянное лечение этими препаратами под контролем врача не только снижает риск переломов, но и увеличивает продолжительность жизни.

Доказано, что люди, которые не имеют в анамнезе переломов, живут дольше.

– Если приходится так долго принимать медикаменты, нужно ли все это время регулярно посещать врача?

– Это необходимое условие. Врач следит, правильно ли вы принимаете препараты, оценивает их эффективность, проверяет наличие побочных эффектов.

К сожалению, не все пациенты выполняют врачебные предписания и принимают прописанные им лекарства. Для начала необходимо посещать врача не реже одного раза в 3-6 месяцев, иногда и чаще.

Позднее, если врач увидит, что пациент следует всем его рекомендациям, следующую встречу можно назначить и через год.

– Какие профилактические меры наиболее эффективны?

– Во-первых, необходимо обеспечить достаточное поступление кальция в организм в детском возрасте.

Низкий уровень витамина D, нехватка кальция, гиподинамия подростков приводят к тому, что во время роста скелета и достижения пиковой костной массы ребенок недополучает «строительного материала» для костей.

Современные дети в подростковом возрасте пьют менее одного стакана молока в день, это крайне мало, поскольку несет риск развития остеопороза в зрелом возрасте. Молочные продукты – самый доступный источник кальция. Витамин D – другой необходимый фактор.

Рыбий жир, специальные витаминные добавки – главные помощники. Физические упражнения с нагрузкой весом 3–4 раза в неделю также помогут укрепить мышцы и увеличить минеральную плотность кости. Это самые важные элементы профилактики, которые не только предупреждают развитие одного конкретного заболевания, но и закладывают основы нашего здоровья на долгие годы.

27.06.17

Остеопороз — немая эпидемия 21-го века | #09/13 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи

20 октября — Международный день борьбы с остеопорозом. В этом году Международный фонд остеопороза (International Osteoporosis Foundation, IOF) предлагает посвятить этот день профилактике постменопаузального остеопороза. Основной лозунг информационной кампании 2013 г.

: «Strong bones make strong women». Суть его в том, что женщины, считаясь слабым полом, являются сильными, активными и деятельными. Но, несмотря на свою силу, они остаются хрупкими внутри, в том числе и потому, что больше, чем мужчины, подвергаются риску развитию остеопороза.

Согласно данным федерального Центра профилактики остеопороза, среди городского населения 24% женщин и 13% мужчин в возрасте 50 лет и старше уже имели переломы [1].

По данным Российской ассоциации по остеопорозу в России в целом в связи с остеопорозом происходит 3,8 млн случаев переломов позвонков в год. Таким образом, каждую минуту в РФ происходит 7 переломов позвонков, каждые 5 минут — перелом шейки бедра.

У каждой третьей женщины и у каждого пятого мужчины старше 50 лет выявляется остеопороз [3].

По результатам работы программы «Остеоскрининг Россия» выявлено, что среди 150 000 обследованных пациентов 48% нуждаются в назначении патогенетического или профилактического лечения, из них 20% пациентов страдают остеопорозом, у 28% наблюдается снижение костной массы (остеопения) [2].

Остеопороз — заболевание, характеризующееся снижением плотности и качества костной ткани и приводящее к повышенному риску переломов. Это заболевание и связанные с ним переломы представляют собой серьезную проблему здравоохранения с удручающими последствиями, приводящими к повышенному уровню смертности и инвалидизации.

Выделяют целый ряд факторов риска развития остеопороза, из них ведущую роль играют возраст, женский пол, а также уровень потребления кальция. Согласно анкетированию [2], более 70% обследованных нуждаются в приеме дополнительного кальция с пищей или в виде лекарственных препаратов.

Кальций — основа прочности скелета. Доказано, что кальций легче всего усваивается из молочных продуктов, но получает ли человек их в достаточном количестве? К сожалению, в большинстве случаев нет.

По данным исследования, многие потребляют недостаточное количество кальция в сутки. Рекомендованная суточная норма потребления кальция у людей старше 50 лет должна достигать 1500 мг.

При этом его среднее потребление женщинами составляет всего 683 мг, а мужчинами — 635 мг [2].

Кроме того, дефицит кальция усугубляется при соблюдении высокобелковой диеты, излишнем потреблении поваренной соли и кофе, а также при курении.

Необходимость восполнения дефицита кальция извне становится актуальной для многих. В данной ситуации принципиально важно выбрать качественный и эффективный препарат, который содержит не только кальций, но и витамин D3.

Комбинация кальция и витамина D3 не случайно используется в медицине многие годы. Как известно, от 77% до 92% всасывания кальция в кишечнике осуществляется трансцеллюлярно, преимущественно за счет витамин D-зависимого механизма.

Витамин D3 активирует «входные ворота» на поверхности энтероцита, помимо этого активирует увеличение синтеза белков — переносчиков, которые помогают кальцию пройти сквозь клетку и поступить в кровеносное русло.

Читайте также:  Лечение гонартроза 1 и 2 степени народными средствами

В связи с тем, что с возрастом сокращается время пребывания на солнце, уменьшается способность кожи синтезировать витамин D3, и, как следствие, увеличивается риск развития дефицита витамина D3.

Таким образом, рекомендованные нормы потребления составляют для людей до 50 лет 400 МЕ, а для людей старше 50 лет — 800 МЕ. В одном из проведенных исследований было показано, что доза витамина D3 равная 800 МЕ на 65% увеличивает всасывание кальция у пациентов старше 50 лет [4].

Этот факт свидетельствует о том, что кальций из препарата будет всасываться в большем количестве, нежели из препаратов, не содержащих необходимую дозу витамина D3.

Комбинированный препарат Кальций-Д3 Никомед выпускается в двух формах: Кальций-Д3 Никомед с дозой 400 МЕ витамина D3 в двух таблетках и Кальций-Д3 Никомед Форте с дозой 800 МЕ витамина D3 в двух таблетках.

В комплексном препарате кальция и витамина D3 важно, чтобы при его приеме повышался уровень витамина D3 в крови. Это определяющее обстоятельство часто упускается из виду при назначении комплексных препаратов кальция и витамина D3. Нормальный уровень витамина D3 обеспечивает не только всасывание кальция, но и положительно влияет на силу сокращения мышц.

Защита от переломов и выбор препарата для эффективной профилактики и лечения остеопороза должны быть грамотными и обоснованными. Имеет смысл остановить свой выбор на комплексных препаратах кальция и витамина D3, содержащих суточные возрастные нормы кальция и витамина D3, доказавших свою эффективность.

Литература

М. Л. Максимов, доктор медицинских наук, профессор

ГБОУ ВПО Первый МГМУ имени И. М. Сеченова МЗ РФ, Москва

Остеопороз — от редкого симптома эндокринных болезней до безмолвной эпидемии XX-XXI века

Термин «остеопороз» появился во Франции в начале 1820-х гг. как общее описание патологии кости. Его возникновение традиционно связывают с французским патологоанатомом Jean George Chretien Frederic Martin Lobstein, открывшим миру несовершенный остеогенез. Для описания поврежденной кости человека J.

Lobstein использовал греческое слово «osteon», к которому добавил «poros» (маленькая дыра). Термин очень быстро прижился в медицинских словарях Франции и Германии и уже в 1885 г. был четко отделен от понятия остеомаляция, однако в англоязычных медицинских справочниках появился лишь в начале XX века [1]. В 1891 г.

немецкий патологоанатом Frederic von Reklinghausen описал поражения скелета сразу при двух эндокринных заболеваниях: характерные изменения костной ткани — «фиброзный остеит» — при повышенной функции околощитовидных желез и множественные переломы у женщины с длительно нелеченым тиреотоксикозом [2]. Позднее, в 1932 г.

, нейрохирург Harvey Cushing обобщил данные 8 пациентов с центральным ожирением, нарушением углеводного обмена, аменореей, эмоциональной лабильностью, гипертензией и остеопорозом [3].

Так, впервые появилось описание глюкокортикоидного (ГК) остеопороза как одного из типичных признаков эндогенного гиперкортицизма, ставшего в наши дни в связи с широким распространением ГК-терапии одной из самых частых причин вторичного остеопороза.

Классический постменопаузальный остеопороз был описан в 1941 г. американским эндокринологом Fuller Albright [1]. Он предположил, что состояние связано с дефицитом эстрогенов и сумел привлечь внимание общественности к этой проблеме. Социальное значение этой патологии увеличивается с ростом продолжительности жизни населения.

По данным статистики [4, 5], низкотравматичный перелом угрожает каждой третьей женщине и каждому пятому мужчине старше 50 лет. Распространенность переломов позвонков увеличивается с возрастом — от 11,5% среди женщин 50—54 лет до 34,8% у женщин 75—79 лет [6].

Наличие перелома позвонка увеличивает риск последующих деформаций в 2—3 раза, а множественные компрессионные переломы позвонков влекут за собой снижение роста, хронический болевой синдром, а также нарушение функции внутренних органов из-за деформации грудной клетки (рис. 1).

Рисунок 1. Последствия множественных переломов позвонков. Пациенты страдают от постоянной хронической боли в спине, обусловленной перерастяжением связок, перенапряжением мышц и избыточной нагрузкой на тазобедренные суставы и кости таза. Кроме того, деформация грудной клетки влечет за собой нарушение функции дыхания (сдавление легких) и сердечно-сосудистой системы. Из-за выпячивания живота вперед нарушается работа ЖКТ и мочевого пузыря. Такие пациенты получают малоэффективное симптоматическое лечение у широкого спектра врачей. По данным разных исследователей [7, 8], переломы позвонков снижают ожидаемую 5-летнюю выживаемость на 16%, увеличивают риск летального исхода в течение первых 5 лет после перелома в 2,26 (1,78—2,98) раза, а в возрастной категории 60—74 лет — в 4,19 (2,42—7,27) раза. Переломы проксимального отдела бедра приводят к еще более драматическим последствиям: 20% пациентов умирают в течение 1-го года после перелома, даже при своевременно проведенном хирургическом лечении (в течение первых 24 ч); до 80% пациентов имеют ограничение двигательной функции (например, уже не могут самостоятельно ходить в магазин), а 30—40% становятся глубокими инвалидами [9]. По сравнению с популяцией риск летального исхода у пациентов, перенесших перелом проксимального отдела бедра, в течение 5 лет после перелома возрастает в 3,52 (2,58—4,80) раза [7, 9]. Другие низкотравматичные переломы (кости таза, дистальный отдел бедра, голень, плечевая кость, переломы более 3 ребер) также увеличивают риск смерти в течение 5 лет в 2,01 раза (1,38—2,92) в любом возрасте. Остальные остеопоретические переломы могут повышать риск летального исхода лишь среди пациентов старше 75 лет [8].

В целом остеопоретические переломы из-за своей высокой распространенности и тяжелых последствий приводят к большей потере продолжительности жизни из-за смертности и инвалидности (DALY), чем любое онкологическое заболевание, за исключением рака легких, а среди эндокринных заболеваний по этому показателю уступают лишь сахарному диабету 2-го типа [10] (рис. 2).

Рисунок 2. DALY's вклад низкотравматичных переломов по сравнению с онкологическими заболеваниями [10]. Последствия низкотравматичных переломов при остеопорозе отнимают больше DALY's, чем любое онкологическое заболевание, за исключением рака легких. 1 DALY=потеря 1 года здоровой жизни вследствие инвалидности или преждевременной смерти. Эти данные подчеркивают социальную значимость остеопороза. Раннее выявление групп риска низкотравматичных переломов и своевременное лечение остеопороза, направленное на предупреждение переломов, безусловно, экономически оправданно.

Почти все заболевания в практике эндокринолога могут осложняться вторичным остеопорозом, нередко — сочетанием первичного и вторичного остеопороза, также традиционно высока обращаемость к эндокринологам пациентов с первичным остеопорозом. При тщательном обследовании 1015 женщин в Китае, обратившихся по поводу болевого синдрома в спине, остеопороз, по данным двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (DXA) (Т-критерий

Лекарственно-индуцированный остеопороз

Согласно определению экспертов ВОЗ, остеопороз (ОП) представляет собой метаболическое заболевание скелета, характеризующееся снижением костной массы, нарушением микроархитектоники костной ткани и, как следствие, переломами, возникающими при минимальной травме, например, при падении с высоты собственного роста, неловком движении, кашле, чихании (т.н. низкоэнергетические переломы), или без видимого травматического вмешательства [1].

ОП является одним из самых распространенных заболеваний и значимых медикосоциальных проблем. Так, более 200 миллионов человек во всем мире страдают ОП, при этом на страны Северной и Южной Америки, Европы и Японии приходится более 75 млн больных [2,3].

Ежегодно в мире ОП вызывает более 8,9 миллионов переломов, из которых на страны Северной и Южной Америки и Европы приходится более 4,5 миллионов [2].

Данные Между на родного фонда остеопороза (International Osteoporosis Foundation, IOF) [4] свидетельствуют о том, что каждые три секунды в мире происходит один остеопоретический перелом, а, начиная с 50-летнего возраста, каждая третья женщина и каждый пятый мужчина в течение оставшейся жизни перенесут хотя бы один остеопоретический перелом. Предполагается, что пожизненный риск возникновения перелома запястья, бедра или позвоночника в развитых странах мира составляет около 30-40%, приближаясь к показателям риска сердечно-сосудистых осложнений [2].

В Российской Федерации ОП страдают около 14 млн человек (10% населения страны) [1].

В возрасте ≥50 лет ОП выявляют у 34% женщин и 27% мужчин, а приз наки остеопении, характеризующейся снижением минеральной плотности костей (МПК) и также ассоциированной с развитием низкоэнергетических переломов, определяются более чем у 40% мужчин и женщин [1].

Одномоментное эпидемиологическое исследование среди городского населения России в возрасте 50 лет и старше показало, что 24% женщин и 13% мужчин ранее уже перенесли по крайней мере один низкоэнергетический перелом [1]. Известно, что у женщин развитие ОП и переломов отмечается чаще, чем у мужчин.

Так, по сравнению с мужчинами у женщин в возрасте ≥50 лет в 7 раз чаще наблюдались переломы лучевой кости, в 2-3 раза чаще – переломы шейки бедренной кости, что обусловлено быстрой потерей костной массы у женщин в климактерическом периоде (более 3% в год и до 40% в течение всей оставшейся жизни).

Кроме того, частота ОП увеличивается с возрастом [1]. Учитывая современные демографические тенденции, характеризующиеся увеличением продолжительности жизни населения и числа пожилых людей, ожидается, что к 2050 г. частота остеопоротических переломов увеличится в 2,4 раза [1].

Однако актуальность проблемы ОП связана не только со значительной распространенностью и высоким риском возникновения остеопоретических переломов.

ОП и его социальные последствия – снижение качества жизни, высокий уровень инвалидизации и даже смерти от осложнений, находятся в фокусе внимания медицинской общественности. По данным И.И. Дедова и соавт.

[5], в течение первого года после перелома бедра смертность составляет 12-40%, при этом наиболее высокие показатели смертности регистрируются в первые 6 мес после перелома [1].

Среди выживших после перелома бедра каждый третий утрачивает способность к самообслуживанию и нуждается в длительном постоянном уходе [6]. В странах Северной и Южной Аме рики и Европе остеопоретические переломы составляют около 2,8 миллионов лет жизни с поправкой на инвалидность, что превышает аналогичный показатель для гипертонический болезни и ревматоидного артрита [3].

Важной стороной проблемы ОП являются и экономические последствия заболевания. В странах Евро сою за в 2010 г. на лечение остеопоретических переломов было потрачено 37 млрд евро. Ожидается, что к 2025 году эти затраты возрастут на 25% [3].

Читайте также:  Гимнастика при остеохондрозе, лфк, упражнения для позвоночника

В России усредненная стоимость одного года лечения ОП, осложненного переломом, составляет 61151 руб. [1].

Пересчет на население России (≥50 лет) свидетельствует о том, что прямые медицинские затраты на лечение низкоэнергетических переломов за один год могут достигать 25 млрд рублей [1].

Высокая медико-социальная и экономическая зна чимость проблемы ОП стимулирует продолжение изу чения эпидемиологических, медицинских, социальных, экономических аспектов проблемы. Во многих странах созданы и успешно функционируют профессиональные ассоциации и службы (IOF, Global Alliance for Musculoskeletal Health и др.

), созданные с целью снижения бремени заболевания и осуществляющие постоянный поиск и продвижение экономически эффективных методов профилактики и лечения больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, включая ОП.

Одно из направлений деятельности этих организаций включает оценку лекарственных средств (ЛС), которые могут вызвать развитие ОП.

Уменьшение костной массы, не связанное с другими хроническими заболеваниями, называется первичным ОП, обусловленным старением и снижением функции половых желез (постменопаузальный период) [1].

Вторичный ОП рассматривается как заболевание, развивающееся вследствие воздействия любых факторов, отличных от старения и постменопаузального периода, таких как серьезные сопутствующие соматические заболевания или прием лекарственных препаратов (лекарственно-индуцированный остеопороз).

У людей со вторичным ОП потеря костной массы превышают таковую при старении и менопаузе, т.е. первичном ОП. Именно поэтому особенно важно обеспечить своевременную идентификацию и адекватную терапию пациентов со вторичным ОП.

Развитие лекарственно-индуцированного ОП ассоциировано с приемом ряда ЛС [1,3,7-10]: гормональных (системные глюкокортикостероиды [ГКС], ингибиторы ароматазы, депо-медроксипрогестерон, агонисты гонадотропин-рилизинг гормона [ГнРГ], левотироксин), антисекреторных (ингибиторы протонной помпы [ИПП], блокаторы Н2-гистаминовых рецепторов), психотропных (противоэпилептические препараты, антидепрессанты), сахароснижающих ЛС (тиазолидиндионы), а также ингибиторов кальциневрина, антиретровирусных препаратов, антикоагулянтов, некоторых химиотерапевтических препаратов, петлевых диуретиков (табл. 1).

ТАБЛИЦА 1. Лекарственные средства, применение которых ассоциировано с остеопорозом и переломами [3,7-10]

Препараты Частота и/или риск Предполагаемые механизмы Доказанность
Примечание. ОР – относительный риск или отношение рисков, ОШ – отношение шансов, ДИ – доверительный интервал, ГКС – глюкокортикостероиды; МПК– минеральная плотность кости, НОАК – новые оральные антикоагулянты, ЛС – лекарственное средство, RANKL – receptor activator of nuclear factor kappa-B ligand, OPG – osteoprotegerin, SIR – стандартизованное отношение заболеваемости. *Уровни доказанности [3]: А – данные одного и более рандомизированных исследований; В – данных нерандомизированных клинических исследований, проспективных обсервационных исследований, когортных исследований, ретроспективных исследований типа случай-контроль, мета-анализов и/или постмаркетинговых наблюдательных исследований; С – описание случая или серии случаев
Противоэпилептические ЛС МПК: потеря костной массы 0,35-1,8%; Переломы: ОР 2,18 (95% ДИ: 1,94-2,45 Выраженная недостаточность витамина D, снижение усвоения кальция B
Антиретровирусная терапия МПК: потеря костной массы 1-6%; пациенты с ОП, получающие антиретровирусную терапию — ОШ 2,38 (95% ДИ: 1,20-4,75); пациенты с ОП, получающие ингибиторы протеаз — ОШ 1,57 (95% ДИ: 1,05-2,34); Переломы: нет данны Увеличение активности остеокластов, снижение экспрессии OPG В
Ингибиторы ароматазы МПК: потеря костной массы 2,5-5% в позвоночнике, 1,5-5% в бедре (в среднем 2% в год); Переломы: 7,1% для анастрозола; 5,7% для летрозола Снижение функциональных концентраций эстрогена вследствие подавления ароматизации андрогено В
Тиазолидиндионы МПК: потеря костной массы до 0,6-1,2% в год; Переломы: до 9%, у женщин ОШ 1,94 (95% ДИ:1,60-2,35; р2 порций в сутки), курение и недостаточная физическая активность, а также пожилой возраст, женский пол, анамнез, отягощенный падениями и/или переломами, сниженные масса тела или индекс массы тела, постменопаузальный статус, отягощенный семейный анамнез в отношении переломов [3,12,13]. Некоторые из этих факторов риска включены в модель оценки риска переломов ВОЗ (Fracture Risk Assessment Tool, FRAX) [17]. Известно, что некоторые заболевания (хроническая болезнь печени или почек, хроническая обструктивная болезнь легких, депрессия, сахарный диабет 1 и 2-го типов, тиреотоксикоз, гипогонадизм, воспалительные заболевания кишечника, рассеянный склероз, ревматоидный артрит, трансплантация органов, дефицит витамина D), а также ЛС, используемые при их лечении, оказывают неблагоприятное воздействие на костную ткань [3,12,13]. При этом зачастую отделить влияние ЛС на ремоделирование кости от влияния самого заболевания бывает трудно. Клиническая картина ОП, индуцированного ЛС, как правило, не отличается от таковой ОП, вызванного другими причинами [3,12,17]. Подозрение на лекарственно-индуцированный ОП выше, когда заболевание выявляют у лиц, не имеющих факторов риска ОП (например, мужчины в возрасте до 50 лет или женщины в пременопаузе) [3]. Тем не менее, ЛС следует подозревать в качестве возможной причины ОП у любого пациента, получающего препараты, ассоциированные с потерей костной массы и переломами. Другие причины вторичного ОП, которые следует учитывать, включают в себя следующие [3,18]: злоупотребление алкоголем, генетические расстройства, гипогонадальные состояния, вирус иммунодефицита человека, эндокринные, желудочно-кишечные и гематологические заболевания. В настоящее время нет единого мнения относительно того, что представляет собой адекватный и экономически эффективный план обследования пациентов с подозрением на вторичный ОП. Так, в дополнение к тщательному сбору анамнеза и физическому обследованию рекомендуют проводить полный общий (клинический) анализ крови, определение активности печеночных ферментов, содержания фосфора, общего белка, альбумина, креатинина, щелочной фосфатазы, электролитов, тиреотропного гормона (ТТГ), паратиреоидного гормона, общего тестостерона и гонадотропина, сывороточного 25(OH)-витамина D, а также сывороточного кальция и кальция в моче [12,19]. Также в зависимости от предполагаемой причины ОП могут потребоваться дополнительные лабораторные анализы. Измерение МПК рекомендуется всем пациентам, принимающим ЛС (например, глюкокортикостероиды в дозе 25 мг в пересчете на преднизолон в течение >3 месяцев), которые вызывают снижение костной массы. Тактика ведения больных с лекарственно-индуцированным ОП аналогична таковой при лечении первичного ОП. Одним из важнейших условий эффективной терапии является прекращение приема ЛС, оказывающего негативное влияние на костную ткань, или уменьшение его дозы. Следует придерживаться существующих рекомендаций по предотвращению и лечению лекарственно-индуцированного ОП, развивающегося при приеме тех или иных ЛС (например, глюкокортикостероидов) [20]. При отсутствии конкретных рекомендаций большинство экспертов сходятся во мнении, что бисфосфонаты и другие препараты, рекомендованные для лечения первичного ОП, являются приемлемыми вариантами лечения и лекарственно-индуцированного ОП [3,20]. Однако необходимо помнить, что существующие критерии начала терапии ОП не учитывают дополнительные риски, связанные с использованием препаратов, предрасполагающих к его развитию. У пациентов с риском развития лекарственно-индуцированного ОП профилактическое лечение с использованием бисфосфонатов следует рассматривать при величине Т-критерия ниже -1 в позвоночнике или бедре [12, 20]. Алендронат, ризедронат, золендроновая кислота и терипаратид одобрены для лечения ОП, вызванного глюкокортикостероидами. Причем терипартид, повидимому, является наиболее эффективным из этих ЛС [1,21,22]. Деносумаб не одобрен для терапии стероидного ОП, но его прием ассоциировался со снижением риска переломов у женщин, получающих терапию ингибиторами ароматазы по поводу рака молочной железы, и у мужчин с раком предстательной железы, получающих гормон-депривационную терапию. Препа рат рекомендуется применять для предупреждения низкотравматических переломов и повышения МПК у данной когорты пациентов [1,23]. Другие препараты, которые могут быть рассмотрены для лечения ОП, вызванного ЛС, включают в себя кальцитонин и ралоксифен у женщин (селективный модулятор эстрогенных рецепторов, СМЭР). Приме нение ралоксифена в течение 3-х лет ассоциировалось со снижением риска переломов тел позвонков у пациентов с переломом тела позвонка в анамнезе на 30% и снижением риска у пациентов без переломов в анамнезе на 55% [24,25]. Мониторирование уровней витамина D и кальция и физическая активность – важные компоненты общей терапевтической стратегии и обязательные условия успешной терапии ОП, индуцированного ЛС [3]. Важнейшими мерами профилактики лекарственноиндуцированного ОП и переломов являются [3]:

  • выявление и оценка других возможных факторов риска потери костной массы и развития переломов у лиц, использующих потенциально опасные в отношении костной ткани ЛС;
  • сведение к минимуму воздействия потенциально опасных в отношении ОП и переломов ЛС: использование самой низкой дозы и, по возможности, наиболее короткого курса терапии;
  • замена, по возможности, потенциально опасных ЛС на аналогичные, но с меньшим риском отрицательного воздействия на костную ткань, выбор наиболее безопасного способа введения ЛС.

Так, ингаляционные глюкокортикостероиды в низких и средних дозах, в отличие от ингаляционных, не вызывают заметной потери костной массы и предпочтительны для лечения хронической обструктивной болезни легких и бронхиальной астмы [26]. У пациентов, перенесших трансплантацию органа, можно рассмотреть применение таких иммуномодуляторов, как рапамицин, такролимус или микофенолат мофетил, которые с меньшей вероятностью вызывают ОП, чем циклоспорин [3]. Современные противоэпилептические препараты, такие как ламотриджин, топирамат и леветирацетам, вызывают ОП реже, чем фенитоин, карбамазепин или фенобарбитал [3]. Было показано, что ритонавир – ингибитор протеазы, который часто используется для усиления антиретровирусной терапии, ингибирует созревание и функцию остеокластов, способствуя снижению резорбции кости. Ралтегравир или абакавир могут иметь преимущества перед тенофовира дизопроксилом у пациентов с высоким риском остеопении или ОП [27-29]. По сравнению с варфарином прием ривароксабана и апиксабана ассоциирован со значительно более низким риском развития ОП и переломов, поэтому они предпочтительны к назначению при наличии соответствующих показаний [30,31]. Рассмотрение альтернативных вариантов лечения, снижающих риск развития ОП и переломов, особенно важно у пациентов с множеством основных факторов риска потери костной массы и переломов. В свою очередь, прекращение негативного влияния на костную ткань “модифицируемых» факторов риска ОП, имеет важное значение для снижения риска ОП, индуцированного ЛС. Прекращение курения, ограничение потребления алкоголя и кофеина, регулярные физические упражнения, восстановление и поддержание адекватных уровней кальция и витамина D также необходимы для эффективной профилактики и лечения ОП, индуцированного ЛС [1,3]. Проблема ОП – одна из самых актуальных глобальных медико-социальных и экономических проблем, стоящих перед мировым здравоохранением. В свою очередь, проблема ОП, развивающегося в результате использования тех или иных ЛС, привлекает к себе все большее внимание клиницистов. Современные демографические тенденции с увеличением продолжительности жизни и старением населения, рост числа сопутствующих заболеваний, проблема полипрагмазии и активное развитие фармацевтического рынка способствуют развитию лекарственно-обусловленных патологических состояний, включая ОП. При этом диагностика ОП, развивающегося под действием ЛС, зачастую осуществляется достаточно поздно, т.е. после возниквноения первого низкоэнергетического перелома. Лекарственно-индуцированный ОП ассоциирован с приемом системных глюкокортикостероидов, ингибиторов ароматазы, а также ЛС, угнетающих функцию яичников, препаратов андроген-депривационной терапии, гормонов щитовидной железы, антисекреторных препаратов (ИПП и блокаторов Н2-гистаминовых рецепторов), психотропных (противоэпилептических ЛС и антидепрессантов) и сахароснижающих ЛС (тиазолидиндионов), иммуномодуляторов и препаратов, использующихся в кардиологической практике (антикоагулянтов и петлевых диуретиков). Повышенная осведомленность о ЛС, обладающих негативным влиянием на костную ткань, будет способствовать оптимизации терапии и более частому назначению альтернативных менее опасных препаратов, а также применению адекватных профилактических мер, направленных на предупреждение и снижение риска развития ОП и переломов.

«Остеопороз – возрастная эпидемия». Интервью с главным белгородским гериатром

Есть заболевания, которые проявляют себя неприятными симптомами или болезненными ощущениями. Остеопороз явно не из их числа. Нередко люди старшего возраста даже не догадываются, что больны. По статистике в стране это заболевание диагностируют у каждой третьей женщины и примерно у пятого мужчины старше 50 лет.

  • Сегодня мы беседуем об этом заболевании с главным гериатром департамента здравоохранения области, начальником госпиталя для ветеранов войн Верой Паникар.
  • Денсинометр в помощь
  • – Вера Игоревна, как продвигается ваш проект по профилактике падений и переломов?

– Перелом в старческом возрасте опасен тем, что чаще всего люди ломают шейку бедра или позвонок. При таких повреждениях нужно длительное время находиться в постели, за больным необходим постоянный уход. У лежачего пациента развиваются многочисленные осложнения – от пневмоний до пролежней и образования тромбов.

Человеческий организм не предназначен для долгого неподвижного нахождения в горизонтальном положении. К тому же пациенту нужны дорогостоящие средства ухода и реабилитации. Кто-то из семьи должен бросить работу, чтобы смотреть за лежачим больным. Так что это не только медицинская, но и социально-экономическая проблема.

Но несмотря на все усилия средняя продолжительность жизни такого больного – год. Мы стараемся уйти от такого результата.

– В этом должна помочь служба профилактики?

– Да, вовремя прооперировать больного – это половина решения проблемы. Ведь никто не отменял у него остеопороз. Значит, нужно в дальнейшем отслеживать состояние таких пациентов, лечить их, заниматься профилактикой на ранних стадиях.

Госпиталь для ветеранов войн взял на себя функцию регионального центра оказания такой помощи.

А ещё сюда включены городская больница № 2 Белгорода, скорая медицинская помощь, поликлиника Белгорода, Алексеевская, Старооскольская районные больницы, а также медицинские организации области, которые будут направлять к нам пациентов.

– Наверное, всех пожилых обследовать сложно.

– Мы и не ставим такой нерешаемой задачи, а будем обследовать тех, кто находится в зоне риска. Далеко не у всех людей старше 65 лет диагностируется остеопороз. Обследования проводятся на рентгеновском денситометре, который установлен в нашем госпитале.

Этот уникальный в нашей области аппарат позволяет проанализировать состав тела – мышцы, количество жира в организме и костную ткань. Например, он позволяет выявить саркопению – ослабление мышечной ткани. Саркопения и остеопороз связаны между собой.

В первую очередь мы будем смотреть пациентов, у которых был перелом или несколько переломов, у кого уже диагностирован остеопороз для контроля течения заболевания, тех, кто длительно принимает глюкокортикостероиды, имеет сочетание нескольких факторов, например, возраст 65+ и раннюю менопаузу в 40-45 лет.

– Как выглядит исследование?

– Денситометр напоминает рентгеновский аппарат. Он открыт, в отличие от томографа, просто проезжает вдоль тела пациента и сканирует его. Определить заболевание и назначить лечение –один аспект работы службы.

Мы ещё объясняем пациентам, что они должны думать о себе, то есть заниматься умеренной физической активностью, не давать лениться своей голове и правильно принимать препараты. Сидение дома плохо влияет на все функции организма, в том числе на память и внимание.

Исследования доказывают: как только восстанавливается физическая активность – улучшаются когнитивные функции и эмоциональный фон.

В Белгороде есть ещё один денситометр, правда, не рентгеновский. Он находится в областном Центре здоровья. Бесплатное обследование на остеопороз могут пройти все желающие. Прибор оценит состояние костной системы и определит, в какой зоне находится человек. Зелёная – зона безопасности, жёлтая – подозрение на остеопороз (остеопения), а красная зона – остеопороз.

Группа риска

– Провериться нужно при любом переломе?

– Просто так кости не ломаются. Если человек свалился не с третьего этажа, а с высоты своего роста и получил перелом – стоит задуматься о хрупкости костей.Остеопороз – это заболевание, связанное с нарушением обмена кальция в костной структуре. При нём кости становятся ломкими.

Остеопороз ещё называют немым убийцей. Больного практически ничего не беспокоит до перелома. Иногда люди отмечают непонятные боли, то в пояснице, то в суставах, то в шее. Грешат на артроз, хондроз.

Но если после обследований оказывается, что ни первого, ни второго нет, нужно подумать об остеопорозе.

– Как устроен механизм развития болезни?

– В здоровом организме костная ткань постоянно обновляется. Примерно до 35 лет кальций накапливается в скелете, и костная масса растёт. Где-то в 47 лет происходит остановка процесса синтеза костной ткани. А перед климаксом резко снижается уровень женских половых гормонов в крови, в результате кальций начинает в несколько раз интенсивней вымываться из костей.

– Получается, что вероятность развития остеопороза зависит от того, какой объём костной ткани к 35 годам человек успел набрать?

– Не совсем. Есть люди, у которых это наследственное заболевание. Им нужно вспомнить, не страдал ли остеопорозом или ярко выраженной деформацией костных структур кто-то из родных – это когда появляется утиная походка, человек становится ниже ростом или вырастает старческий горб у женщин, его ещё называют в литературе вдовьем.

Потом, есть диагнозы, которые вызывают развитие этого заболевания. Например, сахарный диабет. В зоне риска люди, которые длительное время принимали гормональные препараты, те, у кого был перелом или несколько переломов, либо наступил ранний климакс, скажем, в связи с удалением яичников.

– Что вы порекомендуете женщине в такой ситуации?

– Ни в коем случае не ждать, когда у неё может развиться остеопороз. Ей нужно обратиться к узкому специалисту – эндокринологу-гинекологу, который подберёт приём гормональных препаратов, а они компенсируют нехватку женских половых гормонов.

– Лечение остеопороза дорогостоящее?

– Есть препараты, которые стоят до 1 000 рублей, а есть и 28-30 тысяч на курс. Существуют лекарства, которые используются раз в год, есть те, которые надо принимать ежемесячно, есть препараты для ежедневного приёма и даже растворы для подкожного введения – мы обучаем человека это делать самостоятельно. Вот как вводить себе инсулин.

Назначение лекарств зависит от тяжести заболевания и индивидуальных показаний. Пока бесплатное лечение остеопороза не предусмотрено ни на региональном, ни на федеральных уровнях. Мы планируем, что в 2022 году будем лечить бесплатно наших пациентов в стационаре, если проект будет дополнительно профинансирован.

Если изменится федеральное законодательство, лечить будет значительно проще.

Витамин и кофеин

– На что ещё нужно обратить внимание для профилактики остеопороза, кроме физической активности и правильного питания?

– На достаточное количество витамина D. Он участвует, как и кальций, во многих процессах, в том числе – формировании костной ткани.

Витамин D вырабатывается в организме под воздействием солнечных лучей. У 80 % людей – дефицит этого витамина, ведь большую часть года мы не видим солнца. Хотя это вещество содержится в некоторых продуктах, восполнить дефицит только при помощи питания довольно сложно.

Желательно хотя бы раз в год делать исследование на уровень витамина D в крови, показатель у пожилых должен быть от 25 до 50 нг/мл.Показаны пациентам и препараты кальция. Но самостоятельно ничего принимать не надо, всё должно делаться только по рекомендации врача.

Например, если у пациента мочекаменная болезнь, только специалист определит, сколько и нужно ли вообще человеку принимать эти препараты. Опять же, кальций должен быть в комплексе с витамином D, а не идти отдельно.

– Многие не представляют своей жизни без кофе и чая, а эти напитки, как известно, содержат кофеин, который может препятствовать всасыванию кальция.

– Употребление значительного количества кофеина может провоцировать обострение гастрита или панкреатита. Советую разделять приём препаратов и напитки временным промежутком. Должно пройти минимум 6-8 часов. Если утром любите выпить чай, кофе, то принимайте препараты кальция ближе ко второй половине дня.

– А как вы относитесь к различным народным средствам для повышения содержания кальция в организме, использование, например, порошка из скорлупы яиц?

– У меня была пациентка, которая лечила свой хеликобактер пилори (как известно, инфекция провоцирует развитие язвы желудка) настойкой водки на остром перце, которую нужно было выдержать под кроватью полгода и потом принимать по каплям.

Всё закончилось жутким обострением панкреатита, приступами желчнокаменной болезни и развитием колита. Она докапалась до того, что была госпитализирована в отделение гастроэнтерологии в тяжёлом состоянии.Никаких капелек, настоек, порошочков.

Только проверенные лекарственные средства, которые прошли исследования на безопасность и эффективность. Я уверена, что лекарство работает, а настойка с перцем из-под кровати – нет.

– Ещё 30-40 лет назад об остеопорозе мало кто знал. Почему врачи сейчас заговорили об этом заболевании?

– Человечество в целом стареет. У нас не только коронавирусная пандемия, у нас возрастная эпидемия. И чем больше становится людей старшего возраста, тем больше появляется возрастных заболеваний.

Беседовала Виктория Передерий

Фото автора

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector