Показания к поступлению в Сидер-хаус. Подходы к терапии шизофрении в Сидер-хаусе

С каждым годом увеличивается количество людей, которые страдают от различных аллергических патологий.

У пациентов выявляются как относительно безопасные поллинозы (сезонные аллергические риноконъюнктивиты, вызванные реакцией на цветение), так и тяжелые заболевания, которые могут существенно снизить качество жизни.

Для лечения различных форм аллергии сегодня проводится специальная методика. Она получила название АСИТ (аллерген-специфическая иммунологическая терапия).

Уникальность методики состоит в том, что в отличие от лекарственных препаратов она не только позволяет избавиться от симптомов патологий (насморка, чихания, покраснения глаз и др.), но и дает возможность длительной и стойкой ремиссии.

Суть АСИТ-терапии достаточно проста. Она заключается в постепенном изменении реакции иммунной системы человека на воздействие аллергена. В основу лечения положено действие препаратов, стимулирующих проявление негативных реакций со стороны организма пациента.

Важно! Специалистам удалось добиться максимальной безопасности контакта аллергена и человека. Это обусловлено тем, что начинается такой контакт с очень малых доз. В дальнейшем они увеличиваются. Одновременно с этим стабилизируются и этапы иммунного ответа на вещество.

АСИТ-терапия: показания

Лечение назначают пациентам с:

  • сезонной аллергией
  • круглогодичной и сезонной атопической бронхиальной астмой
  • круглогодичным аллергическим ринитом и конъюнктивитом

Сегодня проводимая терапия является единственным способом для облегчения состояния пациентов со всеми симптомами. Она помогает существенно снизить выраженность признаков аллергии при ее тяжелых формах. В некоторых случаях АСИТ-терапия дает возможность полного устранения проявлений заболевания.

При этом лечение позволяет предотвратить риски развития сенсибилизации (чувствительности) к иным аллергенам. Также оно останавливает негативные процессы и сокращает вероятность проявления бронхиальной астмы. Терапия актуальна и с точки зрения уменьшения доз назначенных лекарственных препаратов или устранения необходимости в их приеме.

После проведения лечения пациент может вернуться к своей привычной жизни и забыть о ярких проявлениях неприятной патологии. При этом зачастую ему не требуются медицинская поддержка и прием специальных препаратов.

АСИТ-терапия: противопоказания

Лечение имеет ряд абсолютных противопоказаний, к которым относят:

  • тяжелые патологии крови
  • серьезные поражения внутренних органов
  • злокачественные новообразования
  • неконтролируемое тяжелое течение бронхиальной астмы
  • психические расстройства

Отложить АСИТ-терапию следует при острых инфекциях, беременности, обострении хронических патологий.

Важно! Лечение не назначают детям до 5 лет.

Перед началом всех манипуляций врач обязательно назначает необходимое для конкретного пациента обследование. Оно позволяет выявить как противопоказания, так и показания к терапии.

Обязательной является предварительная консультация аллерголога-иммунолога. При необходимости к работе привлекаются и другие специалисты узких профилей.

Так достигаются максимальная безопасность АСИТ-терапии и ее эффективность.

Как проводится лечение?

Все медицинские манипуляции проводятся поэтапно.

На предварительном осмотре врач определяет причину появления агрессивных симптомов и определяет аллергены. Для этого проводится специальная диагностика: накожное тестирование или выявление специфических иммуноглобулинов E.

Сама терапия подразумевает постепенное введение в организм все возрастающих доз аллергенов, которые значимы для конкретного пациента и подбираются аллергологом заранее. Со временем это приводит к нормализации ответа иммунной системы. То есть постепенно организм пациента просто перестает реагировать на аллерген специфическими симптомами, привыкая к нему.

  • Существуют 2 основные схемы лечения.
  • Классическая
  • Такая схема подразумевает 2 фазы:

1. Инициации. В этот период препарат с аллергеном вводят пациенту с постепенным увеличением дозы до максимально возможной. Фаза инициации длится несколько месяцев (обычно не менее 4-х)

2. Поддерживающая. В этой фазе вводятся максимальные дозы аллергена. Подкожно — 1 раз в 7–10 дней или сублингвально — 3 раза в 7 дней. Этот период длится от 6 месяцев

Сокращенная

Такая схема актуальна при легких формах аллергии. Она также включает 2 фазы, но отличается от классической тем, что период инициации длится около 1,5 месяцев.

АСИТ-терапия проводится с использованием 2-х типов препаратов:

1. Вводимых подкожно. Это делается в клинике с помощью инъекций

2. Сублингвальных. Они принимаются в виде капель или диспергируемых (растворяющихся в ротовой полости) таблеток. Лечение в этом случае проводится пациентом самостоятельно

Важно! Прием препаратов должен быть регулярным. При этом пациенту следует быть заранее готовым к тому, что для достижения выраженного клинического эффекта ему нужно будет лечиться на протяжении примерно 3-х лет.

Весь курс терапии проводится под контролем аллерголога. Предварительно врач рассказывает обо всех тонкостях лечения. Также специалист сообщает об особенностях питания. Пациент получает всю интересующую информацию — как перед началом терапии, так и во время приема препаратов.

Важно! Залогом успешности лечения является соблюдение всех рекомендаций врача.

К основным достоинствам АСИТ-терапии относят:

  • сокращение рисков ухудшения состояния и развития тяжелых осложнений: анафилактического шока и отека Квинке
  • повышение качества жизни пациента
  • снижение выраженности симптомов аллергии

При раннем обращении к врачу можно полностью избавиться от заболевания.

Возможные побочные действия

Несмотря на то, что АСИТ-терапия считается относительно безопасной, у пациента могут возникать некоторые побочные негативные реакции.

Они делятся на 2 основные группы:

1. Местные. В эту категорию относят возникновение в месте введения препарата с аллергеном жжения, отечности, покраснения и ощущения зуда

2. Общие (системные). К этим негативным реакциям относят отеки, боли в мышцах и суставах, головные боли, повышение температуры тела, приступы бронхоспазма.

Предотвратить системные реакции сложно, поэтому использование препаратов всегда контролируется врачом

Важно! Во время лечения общее состояние может ухудшиться. Пациенты жалуются на слабость и недомогания. Это обусловлено тем, что организм реагирует на вводимый раздражитель и борется с ним.

Реакции нормальны и с течением времени постепенно исчезают. Для снижения рисков возникновения нежелательных эффектов от АСИТ-терапии применяются специальные препараты.

Вводят их нечасто, в небольших дозах и преимущественно пациентам с ослабленным здоровьем.

В целом лечение переносится хорошо. Пациент может вести привычный образ жизни и не сталкиваться с выраженными ограничениями.

Преимущества обращения в МЕДСИ

  • Квалифицированные компетентные врачи с большим опытом проведения АСИТ-терапии. Наши аллергологи-иммунологи давно занимаются лечением с применением эффективной методики. Врачи в совершенстве владеют всеми тонкостями проводимых манипуляций. Это позволяет сократить риски и повысить эффективность и безопасность терапии
  • Высокие результаты лечения. Они обеспечиваются комплексным и индивидуальным подходом к организации манипуляций и их выполнению. Методика уже доказала свою эффективность в результате многократного использования не только в нашей клинике, но и медицинских центрах по всему миру
  • Возможности для прохождения полноценного обследования перед АСИТ-терапией. Наши пациенты могут сдать все необходимые анализы — как перед лечением, так и в ходе его проведения. Для обследований применяются современные инструменты, устройства и материалы, что гарантирует точность результатов
  • Индивидуальный подход к каждому пациенту. Наши аллергологи-иммунологи тщательно следят за состоянием пациентов на всем протяжении терапии. Это позволяет специалистам не пропустить ухудшения и устранить вероятность проявления негативных эффектов
  • Комфортные условия в клинике. Мы позаботились об отсутствии очередей. Вам не придется долго ждать приема или результатов обследований

Если вы планируете пройти АСИТ-терапию в Москве в нашей клинике, уточнить цену лечения — позвоните по номеру + 7 (495) 7-800-500. Наш специалист ответит на все вопросы и запишет на прием к аллергологу-иммунологу на удобное время.

Не затягивайте с лечением, обратитесь к врачу сейчас:

Инновационные подходы к терапии вторично-прогрессирующего рассеянного склероза

Об одном из наиболее социально значимых заболеваний нервной системы, занимающем ведущее место (вместе с травмами и ревматологическими болезнями) в списке причин, ведущих к полной инвалидизации в молодом трудоспособном возрасте, и ставшем серьезным бременем для бюджета системы здравоохранения ряда стран, рассказала профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики РНИМУ им. Н.И. Пирогова, врач-невролог высшей категории межокружного отделения рассеянного склероза ГКБ № 24 (Москва) Наталья Хачанова.

Совсем недавно РС считался редким заболеванием, а какова статистика по России сегодня?

— Уточню: редкие — это орфанные заболевания (менее 10 случаев на 100 тыс. населения), рассеянный склероз к этой категории не относится. В России его распространенность колеблется в диапазоне от 10 до 50 случаев на 100 тыс. населения.

По сравнению с другими неорфанными нозологиями пациентов с РС, конечно, заметно меньше, но их численность и в нашей стране, и в мире в последнее время неуклонно растет, что вызывает беспокойство у неврологов и у врачей других специальностей.

По данным выпускаемого Международной федерацией рассеянного склероза (Multiple Sclerosis International Federation, MSIF) «Атласа РС» (The Atlas of MS), в 2013 году в мире рассеянным склерозом страдали порядка 2,3 млн человек, с 2008 года глобальная распространенность РС выросла на 10% ‒ с 30 до 33 случаев на 100 тыс. населения. Сегодня количество больных РС достигло отметки в 2,8 млн. Рост, по мнению экспертов, связан как с улучшением диагностики и повышением возможностей патогенетической и симптоматической терапии, так и с истинным увеличением заболеваемости по «неясным пока причинам».

Данные по России несколько разнятся. Так, Минздрав сообщает о 85,2 тыс. человек с диагнозом РС в 2019 году (в 2017 – 80,5 тыс.). А в литературе, посвященной нашей проблематике, фигурируют иные сведения: более 100 тыс., ближе к 150 тыс. человек.

Не могу сказать, на чем основаны эти расчеты, наверное, исходя из 50 случаев на 100 тыс. населения. Возможно, эти различия связаны с тем, что фактически учет больных по конкретной нозологии мы начали вести сравнительно недавно.

Федеральный регистр больных РС постоянно обновляется, но, как считают большинство врачей и исследователей, он все же содержит неполные сведения.

Когда был введен регистр, ряду пациентов не были показаны дорогостоящие препараты, и, соответственно, по ним персонифицированные сведения в Минздрав не подавались.

Сейчас несколько иная ситуация: на любого впервые выявленного пациента подаются сведения (что, к слову, помимо всего прочего, объясняет статистический рост). Есть еще ряд больных, которых «упускает» реестр.

Например, люди, отказывающиеся от классической медицинской помощи, другие категории (военнослужащие), остающиеся вне сферы ведения специалистов, которые подают сведения.

— Неврологи говорят о РС как о мультифакториальном заболевании. Какое место среди этих факторов занимает генетика?

— Действительно, несколько составляющих складываются в пазл, и у конкретного пациента возникает заболевание. Среди факторов рассматривается и генетика, точнее, наследственная предрасположенность, наверное, не конкретно к рассеянному склерозу, а к возможному иммунологическому сбою. В нашей практике есть случаи семейного РС.

Среди «кусочков» этого пазла мы также рассматриваем факторы внешней среды, и здесь ‒ огромное поле для поиска. Это и дефицит витамина D, и низкая инсоляция, и курение, и отдельные факторы питания. Не исключается и роль вирусов, особенно частых инфекций в детском возрасте. Так или иначе, но мы говорим о совокупности факторов.

К этому следует добавить, что должен быть еще и некий пусковой элемент, триггер, который в итоге запускает весь механизм, провоцирующий иммунитет организма проявлять агрессию в отношении собственной нервной ткани.

Сейчас в качестве триггера интенсивно изучается группа герпес-вирусов, в частности вирус Эпштейна ‒ Барр. Это связано с тем, что больше 90% наших пациентов – носители этого вируса (многие в детском возрасте болели инфекционным мононуклеозом).

Возможно, пока рано говорить о нем как о хотя бы одном из этиологических факторов, но как о триггерном факторе ‒ однозначно есть основания.

— Насколько неврология продвинулась в ранней диагностике заболевания? С какими формами РС чаще всего сталкиваются врачи?

— Очень продвинулась.Но заметьте, не за счет использования новых методов. Они в принципе остались прежними: клинический осмотр и клиническая картина болезни, осмотр невролога и МРТ, исследование цереброспинальной жидкости. Поменялись сами критерии диагностики.

Теперь они позволяют устанавливать диагноз многим пациентам уже на момент дебюта заболевания, и самое главное ‒ благодаря лишь одному исследованию МРТ.

Читайте также:  Видео операции холецистэктомии, крурорафии, фундопластики по Toupet

Хотя, конечно, некоторых пациентов приходится наблюдать в динамике, не ограничиваясь только одним исследованием (для людей с первично-прогрессирующим РС обязательно подтверждение).

— И тем не менее диагноз рассеянного склероза на самом деле непростой?

— РС считается «хамелеоном» неврологии. Под его маской могут скрываться совершенно разные заболевания. Поэтому мы должны дополнительно провести широкий дифференциальный поиск… Диагноз РС ставится в самую последнюю очередь. Но, повторю, в любом случае современные критерии позволяют поставить диагноз значительно быстрее.

Теперь по поводу форм РС. Порядка 10–15% пациентов на момент обращения будут иметь первично-прогрессирующий рассеянный склероз (ППРС), 85% и более ‒ ремиттирующую форму.

Но это если речь идет о дебютном больном.

Со временем картина по типу течения заболевания может отличаться: пациенты, которые изначально страдали ремиттирующим РС, могут перейти в группу вторично-прогрессирующего рассеянного склероза (ВПРС).

— ВПРС — неизбежный этап болезни?

— Да. Любой пациент, которому в дебюте поставили диагноз «ремиттирующий рассеянный склероз», рано или поздно столкнется с вторично-прогрессирующим течением. Это вопрос времени.

В ремиттирующей фазе у пациента эпизодически наблюдаются обострения, которые могут вести к временной инвалидизации. От обострения к обострению накапливается неврологический дефицит.

При переходе пациента в фазу ВПРС меняется сама концепция прогрессирования заболевания: обострений уже нет, но неврологический дефицит неуклонно нарастает.

Человек замечает, что стал проходить меньшие расстояния, ему чаще нужно останавливаться для отдыха… далее появляется необходимость приобретения вспомогательных средств ходьбы, затем ‒ инвалидного кресла. Но главное: для того чтобы заболевание прогрессировало, обострения уже не нужны, этот процесс протекает сам собой.

— А число обострений при РС можно предсказать?

— Нет, невозможно. Поэтому и существует терапия, задача которой предотвращать развитие обострений. И назначать ее следует как можно раньше.

Идеальный эффект от лечения ‒ отсутствие обострений, соответственно, нет неврологического дефицита и его прогрессирования.

Если МРТ не показывает новых очагов, болезнь заморожена на том этапе, на котором мы с ней столкнулись, то есть не повернули ее вспять, но остановили.

Есть международное наблюдение, указывающее на «естественное течение рассеянного склероза».

Из него следует, что с возрастом с длительностью болезни агрессивность иммунной системы начинает снижаться, поэтому даже у пациента без терапии частота обострений будет с годами снижаться.

Хотя в клинической практике мы чаще сталкиваемся с другой тенденцией: без специфического лечения темпы прогрессирования заболевания выше и путь до инвалидного кресла короче.

— Прогресс в лечении РС за последние несколько десятилетий ВОЗ признала одним из наивысших достижений современной медицины. Как изменилась терапия за это время?

— Изменения произошли колоссальные. Представьте, в 1996 году у нас был выбор всего из двух препаратов, в 2001-м к ним добавился еще один (два интерфероновых и один неинтерфероновый), а сегодня у нас линейка из 15 препаратов! Появилась возможность лечить пациента с любым типом течения РС, чего раньше не было. Плюс к этому постоянно разрабатываются новые молекулы.

Большим достижением России я считаю наличие программы «14 высокозатратных нозологий», обеспечивающей наших пациентов необходимыми ЛС. В нее входит значительная часть препаратов для лечения РС, а не вошедшие включены в Перечень ЖНВЛП. Таким образом, в любом случае наш пациент имеет право на бесплатное лекарственное обеспечение.

— Существуют ли отличия в тактике ведения пациентов с РС у нас и за рубежом?

—Нет. Во-первых, мы ориентируемся на лучший опыт зарубежных коллег, рекомендации Европейского комитета по исследованию и лечению рассеянного склероза и Европейской академии неврологии по лечению пациентов с рассеянным склерозом ‒ не изобретаем велосипед.

Во-вторых, инструкции к медицинскому применению лекарственного препарата обязательны на территории каждой страны.

Поэтому любые тактические изменения подходов в терапии ограничены этой инструкцией, и при нарушении ее положений фармацевтическая компания ‒ производитель лекарства снимает с себя ответственность за риски.

— Какие перспективы медикаментозной терапии у пациентов с ВПРС, есть ли лекарства, которые способствуют их поддержанию?

— Пациенты с ВПРС по современной классификации разделяются на четыре варианта. Это может быть пациент, у которого есть активность, то есть, несмотря на вторичное прогрессирование болезни, у него сохраняются обострения, но при этом прогресса инвалидности не происходит.

Второй вариант – при сохранении активности данные МРТ отмечают отрицательную динамику, появляются новые участки повреждения нервной ткани, из-за которых нарастает инвалидизация. Третий – когда у больного нет обострений, но состояние ухудшается.

И четвертый вариант — нет активности и нет прогрессирования, то есть РС перешел во вторичное прогрессирование, в какой-то момент накопил новый дефицит, а потом остановился.

Это международное разделение фенотипов на четыре варианта подразумевает: три первые группы (активность + прогрессирование; активность без прогрессирования; без активности, но с прогрессом) нуждаются в терапии, потому что болезнь протекает наглядно, ухудшает качество жизни пациента.

Для этих больных активная терапия, позволяющая бороться с обострениями, была и до конца прошлого года. А вот для пациентов, которые прогрессируют без активности, ЛС не было. Мы пробовали использовать один химиотерапевтический препарат, в какой-то степени он помогал, но был слишком токсичным, особенно при длительной терапии.

Новый зарегистрированный Минздравом России в 2020 году препарат решает эти проблемы.

Регистрационное исследование этого препарата показало, что он может быть использован у любого пациента с диагнозом «вторично-прогрессирующий рассеянный склероз». На мой взгляд, это расширяет наши возможности и несколько корректирует задачи: сейчас мы должны как можно раньше выявлять переход к ВПРС и менять лечебную тактику (если у пациента нет противопоказаний).

— От чего зависит успех терапии РС? Что можете посоветовать коллегам и их пациентам?

—Критерии успеха? Их, наверное, будет несколько. Прежде всего ‒ своевременность постановки диагноза. Потому что если больной 15 лет не обращался за помощью, то за эти годы неврологический дефицит будет совсем иным, нежели у пациента в начальной стадии заболевания.

В нашем случае своевременность диагностики тесно связана с активностью иммунной системы: чем ближе к дебюту мы находимся, тем выше иммунологическая агрессия.

Соответственно, тем больше возможностей как можно раньше эту агрессию задавить, не давая ей разрушать все больше значимых структур.

Чем позже мы ставим диагноз, тем больше вероятность того, что уже много процессов повреждения состоялось, а имеющейся терапией вспять ничего не повернуть.

Да и сама иммунная система может находиться уже не на той стадии, поэтому управляется менее эффективно. Важность своевременной диагностики трудно переоценить.

Очевидно, что определенная настороженность должна быть не только у пациента, но и у лечащего его терапевта, врача общей практики.

Далее… В течение первых лет, когда РС протекает наиболее агрессивно, следует быть предельно внимательными к пациентам (особенно ремиттирующим), к степени активности заболевания.

Тем более что современные терапевтические возможности позволяют это делать дифференцированно: для пациентов с высокой активностью есть линейка препаратов более агрессивного воздействия, более сильная, более эффективная.

Это очень важный период, не допускающий терапевтической инертности (когда врач не торопится применять лечебную тактику, изменять лечебный план).

Третий немаловажный фактор ‒ это доступность необходимых лекарственных препаратов. Мы должны научить пациента, как на Западе, разделять риски с врачом. Он должен занимать активную позицию в выборе лечения и, самое главное, в соблюдении рекомендаций. Увы, мы сплошь и рядом сталкиваемся с тем, что пациенты не понимают степень своей ответственности и участия в лечении.

Фарматека » перспективы использования препарата церебрум композитум н в терапии психических заболеваний (аналитический обзор)

В обзоре представлены перспективы внедрения антигомотоксической терапии в лечении ряда проблемных состояний, относящихся к области психиатрии.

На основании литературных данных и результатов собственных исследований автор в качестве наиболее важного антигомотоксического препарата для терапии психиатрических заболеваний выделяет препарат Церебрумкомпозитум Н.

Указанная терапия может использоваться как базисная в лечении психических заболеваний интоксикационного, травматического, атеросклеротического и сосудистого генезов. К наиболее курабельным синдромам относятся астенический, церебрастенический, тревожный и интеллектуально-мнестический.

Отношение широкой массы врачей к гомеопатии неоднозначно: от доброжелательно заинтересованного до раздраженно скептического.

Последнее особенно относится к психиатрам, которые с определенной настороженностью взирают на гомеопатическую терапию, полагая, что сверхмалые дозы неприемлемы в психиатрии, да и принцип подобия применим только к интоксикационным психозам.

Однако с каждым годом интерес все больше преобладает над скептицизмом, поскольку огромный арсенал психофармакологических средств не всегда способен справиться с психическими отклонениями, а зачастую сама психофармакотерапия становится причиной новых видов патологии.

В психиатрии все чаще звучат призывы сопоставлять пользу и вред, наносимые психофармакологическим лечением, и руководствоваться этим принципом в терапии каждого конкретного больного.

В своей практике гомеопатию (как правило, в ее современном виде, заключающемся в назначении комплексных препаратов по заявленным показаниям к применению, а не в виде классической моногомеопатии) используют 25 % врачей Германии, 45 % врачей в Англии, 32% во Франции.

В США в 1980-е гг. объем продаж гомеопатических медикаментов возрос на 500 %. В 1995 г. Минздрав Российской Федерации также узаконил использование гомеопатических методов во врачебной практике.

Однако использование классической гомеопатии для лечения психических заболеваний действительно представляет некоторые трудности из-за необходимости активного участия пациента в лечении, соблюдения определенной терапевтической дисциплины при применении нескольких единичных гомеопатических средств, что не всегда возможно в случаях психической патологии. Кроме того, большая длительность лечения и отставленное наступление эффекта также не способствовали распространению гомеопатии в психиатрии.

Ситуация изменилась после того, как доктором Х.-Х. Реккевегом в Германии в 1960-е гг. было разработано учение о гомотоксикологии, которое по сути объединило гомеопатию и аллопатию.

Идея о том, что заболевания возникают как биологически целесообразные защитные действия организма, направленные против эндогенных и экзогенных гомотоксинов, не противоречит существующим теориям возникновения психических нарушений.

Более того, длительное время даже существовала теория токсического происхождения шизофрении, и эпидемиологические исследования последних десятилетий констатируют возможность увеличения числа случаев шизофрении под влиянием изменившихся экологических условий.

В свою очередь пограничные нервно-психические расстройства являются как бы неспецифическими предвестниками начальной фазы различных патологических процессов (в т.ч. и экзогенно-токсических) и могут быть связаны с аутоиммунными процессами, формированием эндогенных токсинов и ретоксинов.

Предложенный Х.-Х. Реккевегом путь взаимодействия гомотоксинов и организма, состоящий из 6 фаз, также может быть применен к клинико-патогенетическим механизмам психических расстройств.

Так, невротические состояния, а также острые интоксикационные нарушения могут быть отнесены к гуморальным стадиям патологического процесса, в то время как хронические формы шизофрении, ослабоумливающие процессы и нейролептические синдромы, – это клеточные фазы заболевания. Здесь уместно вспомнить, что уже не раз высказывалась идея о едином психозе, в котором отдельные нозологические формы – это только стадии развития единого болезненного процесса. Один из крупнейших нейрохимиков нашего времени, профессор Н.М. van Praag, полагает, что отдельные психиатрические нозологии могут быть разными формами реакций.

Огромной заслугой Х.-Х. Реккевега стало не только создание теории гомотоксикологии, но и разработка целого ряда комплексных препаратов, названных антигомотоксическими. В них учтены возможности потенцирования, синергизма и противодействия отдельных составляющих.

Читайте также:  Гипонатриемия при гемодинамической недостаточности сердца. Избыток воды - гипергидратация.

Но самое главное – комплексные препараты могут назначаться не только по гомеопатическим симптомам, но и в зависимости от аллопатического диагноза и той фазы, в которой находится процесс.

Априори можно предположить, что антигомотоксические препараты могут использоваться в психиатрии для дезинтоксикации, стимуляции защитных сил организма, восстановления нарушенных регуляторных процессов.

Наиболее исследованным из антигомотоксических препаратов, применение которых эффективно при психических расстройствах, является Церебрум композитум Н. Препарат содержит 26 компонентов растительного, минерального и животного происхождения.

Изучению действия Церебрум композитум Н посвящено более 10 работ, опубликованных только на русском языке в течение последних лет. Согласно данным многоцентрического исследования М. Вайзера и Ш. Ценнера [4], основанного на лечении 731 пациента с различными, в т.ч.

психическими, заболеваниями, препарат показан при различных нарушениях функций головного мозга, и его действие направлено на предотвращение атеросклеротических нарушений кровообращения, вызывающих ослабление деятельности мозга.

Авторы выделили клинические группы пациентов с нервным истощением, ослаблением памяти, атеросклерозом, депрессиями, состояниями после сотрясения головного мозга.

Наибольшая эффективность препарата Церебрум композитум Н была отмечена при состояниях после сотрясения головного мозга – 98 % результатов были оценены как хорошие и отличные, при нервном истощении – 95 %, при депрессиях – 91 %, при ослаблении памяти – 90 %, при состояниях возбуждения – более 90 %, при вегетативной дистонии – более 95 % хороших и отличных оценок.

Последующие исследования терапевтической активности препарата Церебрум композитум Н углубили знания о его действии и расширили показания к его применению.

В исследовании С.Е.

Фурсова [5] отмечено, что наиболее клинически выраженным эффектом Церебрум композитум Н у больных с астеническими нарушениями различного генеза было антиастеническое и психостимулирующее действия, проявившиеся в уменьшении чувства слабости, утомляемости, дневной сонливости, появлении физической бодрости, повышении инициативности и работоспособности.

Наряду с этим отмечено уменьшение тревоги, раздражительности, аффективной неустойчивости, гиперестезии.

Анализ клинических, психологических, энцефало- и реографических данных позволил авторам [6] предположить, что мишенью для препарата Церебрум композитум Н в первую очередь является тревога, снижение которой определяет дальнейшую редукцию всей остальной невротической симптоматики, в т.ч. вегетативных нарушений. Однако авторы не отрицают и прямого антиастенического эффекта препарата, который подтверждается не только субъективным изменением состояния больных, но и изменением показателей психологического тестирования в критических для астенического синдрома участках кривой работоспособности – в фазах врабатываемости и утомления.

Антиастенический, рединамизирующий эффекты действия препарата Церебрум композитум Н отмечены также в работах Г.А. Зубовского [7, 8], В.В.

Николаева [18], которые обратили внимание на положительное действие препарата на мнестические функции, внимание и способность к концентрации.

Особенно выражено действие Церебрум композитум Н на кратковременную память, при котором, в частности, достоверно улучшается функция удержания следов.

Электроэнцефалографическое исследование Церебрум композитум Н позволило выявить статистически достоверно выраженное снижение спектральной плотности в узкополосном спектре электроэнцефалограммы ЭЭГ.

Более того, сравнение ЭЭГ профиля Церебрум композитум Н и некоторых ноотропов и транквилизаторов позволило отнести препарат к мягким нейролептикам с холинолитическим компонентом и андидепрессивными свойствами. Г.А. Зубовский, Н.Б. Холодова и др.

[8] утверждают, что под влиянием лечения данным препаратом у больных с сосудистой патологией головного мозга не только наблюдается положительная клиническая динамика, но и уменьшается ирритация коры и снижается выраженность пароксизмальных форм активности, нормализуется корковая ритмика.

Препарат обладает мягким модулирующим действием на моноаминовый обмен, не вызывая истощения нейромедиаторных систем.

Препарат оказывает асимметричное действие на полушария мозга: на правое – легкое сиднокарбоподобное, на левое – обсиданоподобное. Эффективность препарата Церебрум композитум Н подтверждена также и данными реоэнцефалографии.

В процессе лечения меняется пульсовое кровенаполнение, интенсивность венозного оттока, о чем свидетельствует диастолический индекс.

Детальное клиническое изучение препарата выявило, что в некоторых случаях он оказывает будоражащее действие, настроение больных приобретает гипертимный оттенок, а при выполнении психологических тестов увеличивается число ошибок и снижается концентрация внимания.

Не исключено, что эти эффекты связаны с холинолитическим действием препарата, которое может оказаться чрезмерным при повышенной индивидуальной чувствительности к нему.

Кроме того, холинолитический эффект дозозависим и изменение частоты введения препарата быстро снимает побочные эффекты.

Наличие холинолитического компонента в действии Церебрум композитум Н объясняет эффективность его еще в одной очень важной области психиатрии – лечении нейролептических осложнений [9].

Нейролепсия как осложнение психофармакотерапии встречается, по данным различных авторов, более чем у 50 % больных. При этом наиболее распространенные корректоры – холинолитики (циклодол, паркопан и др.

) сами формируют побочные эффекты, в т.ч. и патологическую зависимость.

Авторы наблюдали за 18 больными шизофренией в возрасте от 19 до 47 лет с длительностью заболевания от года до 26 лет, которые получали в стационаре терапию различными нейролептиками. Побочные эффекты проявлялись в виде тремора, гипертонуса, акатизии, гиперкенетических и дискинетических нарушений, тахикардии, гиперсаливации и других соматовегетативных расстройств.

Всем больным назначали Церебрум композитум Н в виде инъекций внутримышечно через день. Через 9 дней состояние больных было оценено по 3-балльной шкале. Достоверно уменьшились симптомы акатизии и тасикинезии, тремор, координаторные нарушения и гиперкинезы.

Эти клинические находки, по-видимому, заслуживают дальнейшего изучения, поскольку нейролепсия нередко затрудняет достижение терапевтической эффективности.

Одним из важных направлений использования антигомотоксических препаратов является лечение болезни Альцгеймера [10, 11]. Авторы исходят из того, что биологическая терапия за счет детоксикации и активации обмена веществ может вызывать симптоматическое улучшение.

Описание случая лечения пациентки с болезнью Альцгеймера показывает, что на 4–5-й неделе лечения препаратом Церебрум композитум Н улучшилось самочувствие, больная стала справляться с практическими задачами, улучшилась способность к счету и абстрактно-логическому мышлению.

Кюстерманн [10] включал в план терапии катализатор Убихинон композитум, а также препараты с экстрактом Гинкго Билоба.

А в схемах терапии, приводимых Иво Бьянки [12], Церебрум композитум Н назван как основной стимулирующий и способствующий регенерации препарат, показанный при различных психических нарушениях позднего возраста.

Комплексные гомеопатические препараты можно использовать как вспомогательную терапию при лечении эпилепсии [17] для нормализации психоэмоционального и соматического статуса. Отдельно следует остановиться на использовании биологических препаратов в детской психиатрии. В работе Е.И. Иванова и соавт.

[16] приводятся данные об эффективном лечении задержек умственного развития с нарушениями поведения с помощью терапии препаратами Церебрум композитум Н и Нервохель.

Авторы полагают, что биологические препараты являются высокоэффективными средствами терапии и могут использоваться как самостоятельно, так и в сочетании с аллопатическими препаратами.

Таким образом, сфера эффективного применения комплексных гомеопатических препаратов в психиатрии достаточно широка. При этом биологическая терапия может использоваться как основная в лечении психических заболеваний интоксикационного, травматического, атеросклеротического, сосудистого генезов.

Наиболее курабельны следующие синдромы: астенический, церебрастенический, тревожный, а также интеллектуально-мнестические нарушения. Биологическая терапия эффективна как основная или параллельная терапия для снятия токсической нагрузки – побочного действия психофармакотерапии – нейролепсии.

Комплексные гомеопатические препараты вполне сочетаются с обычной психофармакотерапией и, возможно, повышают чувствительность к психофармакологическим препаратам.

Кроме того, по имеющимся данным [20], использование биологической терапии способно сократить расходы на здравоохранение при высокой эффективности и практически полной безопасности подобных методов лечения, что также должно повысить интерес к использованию комплементарных методов лечения (в данном случае – антигомотоксических препаратов) в практическом здравоохранении.

  1. Реквег Г.Г. Гомеопатическая гомотоксикология. Смоленск, 1996.
  2. Van Praag H.M. Депрессия, тревожные расстройства, агрессия: попытки распутать гордиев узел. Журнал медицинской информации и международных связей. 1998;20(2. Вып. 57):27–34.
  3. Ordinatio Antihomotoxica et Materia Medica. Baden-Baden: Biologische Heilmittel Heel GmbH, 1995. P. 5–20.
  4. Вайзер М., Ценнер Ш. Церебрум композитум Н – результаты мультицентрического обследования на 731 пациенте. Биологическая медицина. 1995;1:35–41.
  5. Фурсов С.Е. Применение сверхмалых доз лекарственных средств в восстановительной терапии иммунологических и психоневрологических расстройств. Дисс. докт. мед. наук. М., 1999
  6. Фурсов С.Е., Ролик И.С. и др. К вопросу о терапевтической эффективности препарата Церебрум композитум в клинике пограничных психических расстройств. Биологическая медицина. 1996;1:7–12
  7. Зубовский Г.А., Холодова Н.Б. Лечение неврологических заболеваний у лиц, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Биологическая медицина. 1995;1:55
  8. Зубовский Г.А., Холодова Н.Б. и др. Электроэнцефалографическая оценка результатов лечения методом гомеопатии участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Биологическая медицина. 1996;1:4–6
  9. Семинихин Д.Г., Биктимирова Т.З., Машин В.В., Храмов Е.В., Камаева Ф.Б. Использование гомеопатических средств для коррекции побочных эффектов нейролептической терапии. Традиционные методы лечения – основные направления и перспективы развития: материалы научно-практической конференции. М., 1998. С. 202.
  10. Кюстерманн К. Клинические проявления болезни Альцгеймера и существующие терапевтические подходы ее лечения. Биологическая терапия. 1997;2:40–41.
  11. Шперлинг М., Чабанов Д. Болезнь Альцгеймера. Биологическая терапия. 1997;2:52.
  12. Bianchi I. Geriatrics and Homotoxicology. Baden-Baden: Aurelia, 1994
  13. Kstermann K., Zenner S. Die Antihomotoxische Therapie von Schwindel verschiedener Genese. Baden-Baden: Aurelia, 1997.
  14. Румянцева Г.М., Яковенко А.М., Левина Т.М., др. Эффективность терапии неврозоподобных расстройств при остеохондрозе шейного отдела позвоночника препаратами фирмы «Хеель». Биологическая медицина. 1997;2:46–52
  15. Рамхен И.Ф., Корвякова О.А. Опыт применения гомеопатических лекарств в психиатрии. Традиционные методы лече-ния – основные направления и перспективы развития: материалы научно-практической конференции. М., 1998. С. 199.
  16. Иванова Е.И., Знова И.Б., Пушкина В.С. Опыт применения антигомотоксической терапии в практике детского невролога. Биологическая терапия. 1997;3:22–23.
  17. Корниенко В.В. Подходы к лечению некоторых форм эпилепсии биологическими средствами фирмы «Хеель». Биологическая медицина. 1995;1:56–57.
  18. Николаев В.В. Пример использования биологических потенцированных препаратов в некурабельном случае лечения синдрома детского церебрального паралича. Биологическая медицина. 1996;1:63–64.
  19. Чернов В.Н. Применение препарата Церебрум композитум для лечения детей с органическими поражениями центральной нервной системы. Биологическая медицина. 1995;1:60.
  20. Серебряков С.О. Гомеопатия как способ снижения расходов на здравоохранение. Биологическая медицина. 1997;2:4–8.
Читайте также:  Объективное отсутствие мышечной слабости. Отсутствие мышечной слабости и наличие утомляемости.

Г.М. Румянцева – д.м.н., проф., ГНЦСиСП им. В.П. Сербского

Опыт терапии психических заболеваний (аналитический обзор) | #05/16 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи

Отношение широкой массы врачей к гомеопатии неоднозначно: от доброжелательно заинтересованного до раздраженно скептического.

Последнее особенно относится к психиатрам, которые с определенной настороженностью взирают на гомеопатическую терапию, полагая, что сверхмалые дозы неприемлемы в психиатрии, да и принцип подобия применим только к интоксикационным психозам.

Однако с каждым годом интерес все больше преобладает над скептицизмом, поскольку огромный арсенал психофармакологических средств не всегда способен справиться с психическими отклонениями, а зачастую сама психофармакотерапия становится причиной новых видов патологии.

В психиатрии все чаще звучат призывы сопоставлять пользу и вред, наносимые психофармакологическим лечением, и руководствоваться этим принципом в терапии каждого конкретного больного.

В своей практике гомеопатию (как правило, в ее современном виде, заключающемся в назначении комплексных препаратов по заявленным показаниям к применению, а не в виде классической моногомеопатии) используют 25% врачей Германии, 45% врачей в Англии, 32% — во Франции. В 1995 году Министерство здравоохранения РФ также узаконило использование гомеопатических методов во врачебной практике.

Наиболее исследованным из препаратов данного класса, применение которых эффективно при психических расстройствах, является Церебрум композитум Н. Препарат содержит 26 компонентов растительного, минерального и животного происхождения.

Изучению действия Церебрум композитум Н посвящено более 10 работ, опубликованных только на русском языке в течение последних лет. Согласно данным мультицентрового исследования М. Вайзера и Ш.

Ценнера [1], основанного на лечении 731 пациента с различными, в том числе психическими, заболеваниями, препарат показан при различных нарушениях функций головного мозга, и его действие направлено на предотвращение атеросклеротических нарушений крово­обращения, вызывающих ослабление деятельности мозга.

Авторы выделили клинические группы больных с нервным истощением, ослаблением памяти, атеросклерозом, депрессиями, состояниями после сотрясения головного мозга.

Наибольшая эффективность препарата Церебрум композитум Н была отмечена при состояниях после сотрясения головного мозга — 98% результатов были оценены как хорошие и отличные; при нервном истощении — 95%, при депрессиях — 91%, при ослаблении памяти — 90%, при состояниях возбуждения — более 90%, при вегетативной дистонии — более 95% хороших и отличных оценок.

Последующие исследования терапевтической активности препарата Церебрум композитум Н углубили знания о его действии и расширили показания к его применению.

В исследовании С. Е.

Фурсова [2] отмечено, что наиболее клинически выраженным эффектом Церебрум композитум Н у больных с астеническими нарушениями различного генеза было антиастеническое и психостимулирующее действие, проявлявшееся в уменьшении чувства слабости, утомляемости, дневной сонливости, появлении физической бодрости, повышении инициативности и работоспособности.

Наряду с этим отмечалось уменьшение тревоги, раздражительности, аффективной неустойчивости, гиперестезии.

Анализ клинических, психологических, энцефало- и реографических данных позволил авторам [3] предположить, что мишенью для препарата Церебрум композитум Н в первую очередь является тревога, снижение которой определяет дальнейшую редукцию всей остальной невротической симптоматики, в том числе вегетативных нарушений. Однако авторы не отрицают и прямого антиастенического эффекта препарата, который подтверждается не только субъективным изменением состояния больных, но и изменением показателей психологического тестирования в критических для астенического синдрома участках кривой работоспособности — в фазах врабатываемости и утомления.

Антиастенический, рединамизирующий эффекты действия препарата Церебрум композитум Н отмечены также в работах Г. А. Зубовского [4, 5], В. В.

Николаева [6], которые обратили внимание на положительное действие препарата на мнестические функции, внимание и способность к концентрации.

Особенно выражено действие Церебрум композитум Н на кратковременную память, при котором, в частности, достоверно улучшается функция удержания следов.

Электроэнцефалографическое исследование (ЭЭГ) после применения препарата Церебрум композитум Н позволило выявить статистически достоверно выраженное снижение спектральной плотности в узкополосном спектре ЭЭГ.

Более того, сравнение ЭЭГ профиля после применения Церебрум композитум Н и некоторых ноотропов и транквилизаторов позволило отнести препарат к мягким нейролептикам с холинолитическим компонентом и антидепрессивными свойствами. Г. А. Зубовский, Н. Б. Холодова и др.

[5] утверждают, что под влиянием лечения данным препаратом у больных с сосудистой патологией головного мозга не только наблюдается положительная клиническая динамика, но и уменьшается ирритация коры и снижается выраженность пароксизмальных форм активности, нормализуется корковая ритмика.

Препарат обладает мягким модулирующим действием на моноаминовый обмен, не вызывая истощения нейромедиаторных систем.

Препарат оказывает асимметричное действие на полушария мозга: на правое — легкое сиднокарбоподобное, на левое — обзиданоподобное. Эффективность препарата Церебрум композитум Н подтверждена также и данными реоэнцефалографии.

В процессе лечения меняется пульсовое кровенаполнение, интенсивность венозного оттока, о чем свидетельствует диастолический индекс.

Детальное клиническое изучение препарата выявило, что в некоторых случаях он оказывает будоражащее действие, настроение больных приобретает гипертимный оттенок, а при выполнении психологических тестов увеличивается число ошибок и снижается концентрация внимания.

Не исключено, что эти эффекты связаны с холинолитическим действием препарата, которое может оказаться чрезмерным при повышенной индивидуальной чувствительности к нему.

Кроме того, холинолитический эффект является дозозависимым, и изменение частоты введения препарата быстро снимает побочные явления.

Наличие холинолитического компонента в действии Церебрум композитум Н объясняет эффективность его еще в одной очень важной области психиатрии — лечении нейролептических осложнений [7].

Нейролепсия как осложнение психофармакотерапии встречается, по данным различных авторов, более чем у 50% больных. При этом наиболее распространенные корректоры — холинолитики (тригексифенидил и др.

) сами формируют побочные эффекты, в том числе и патологическую зависимость.

Авторы наблюдали за 18 больными шизофренией в возрасте от 19 до 47 лет с длительностью заболевания от 1 года до 26 лет, которые получали в стационаре терапию различными нейролептиками. Побочные эффекты проявлялись в виде тремора, гипертонуса, акатизии, гиперкинетических и дискинетических нарушений, тахикардии, гиперсаливации и других соматовегетативных расстройств.

Всем больным назначался Церебрум композитум Н в виде инъекций, внутримышечно через день. Через 9 дней состояние больных было оценено по трехбалльной шкале. Достоверно уменьшились симптомы акатизии и тасикинезии, тремор, координаторные нарушения и гиперкинезы.

Эти клинические находки, по-видимому, заслуживают дальнейшего изучения, поскольку нейролепсия нередко затрудняет достижение терапевтической эффективности.

Одним из важных направлений использования препарата является лечение болезни Альцгеймера [8, 9]. Авторы исходят из того, что биологическая терапия за счет детоксикации и активации обмена веществ может вызвать симптоматическое улучшение.

Описание случая лечения пациентки с болезнью Альцгеймера показывает, что на 4–5 неделе лечения препаратом Церебрум композитум Н улучшилось самочувствие, больная стала справляться с практическими задачами, улучшилась способность к счету и абстрактно-логическому мышлению.

Кюстерманн [8] включал в план терапии катализатор Убихинон композитум, а также препараты с экстрактом гинкго билоба.

А в схемах терапии, приводимых Иво Бьянки [10], Церебрум композитум Н назван как основной стимулирующий и способствующий регенерации препарат, показанный при различных психических нарушениях позднего возраста.

Комплексные препараты можно использовать как вспомогательную терапию при лечении эпилепсии [11] для нормализации психо­эмоционального и соматического статуса. Отдельно следует остановиться на использовании биологических препаратов в детской психиатрии. В работе Е. И. Иванова с соавт.

[12] приводятся данные об эффективном лечении задержек умственного развития с нарушениями поведения с помощью терапии препаратами Церебрум композитум Н и Нервохель.

Авторы полагают, что биологические препараты являются высокоэффективными средствами терапии и могут использоваться как самостоятельно, так и в сочетании с аллопатическими препаратами.

Таким образом, сфера эффективного применения комплексных препаратов в психиатрии достаточно широка. При этом биологическая терапия может использоваться как основная в лечении психических заболеваний интоксикационного, травматического, атеросклеротического, сосудистого генеза.

Наиболее курабельны следующие синдромы: астенический, церебро­астенический, тревожный, а также интеллектуально-мнестические нарушения. Биологическая терапия эффективна как основная или параллельная терапия для снятия токсической нагрузки побочного действия психофармакотерапии — нейролепсии.

Комплексные препараты вполне сочетаются с обычной психофармакотерапией и, возможно, повышают чувствительность к психофармакологическим препаратам.

Кроме того, по имеющимся данным [13], использование биологической терапии способно сократить расходы на здравоохранение при высокой эффективности и практически полной безопасности подобных методов лечения, что также должно повысить интерес к использованию комплементарных методов лечения (в данном случае — комплексных препаратов) в практическом здравоохранении.

Литература

  1. Вайзер М., Ценнер Ш. Церебрум композитум Н — результаты мультицентрического обследования на 731 пациенте // Биологическая медицина. 1995. № 1. С. 35–41.
  2. Фурсов С. Е. Применение сверхмалых доз лекарственных средств в восстановительной терапии иммунологических и психоневрологических расстройств. Автореф. дисс. докт. мед. наук. М., 1999.
  3. Фурсов С. Е., Ролик И. С. и др. К вопросу о терапевтической эффективности препарата Церебрум композитум в клинике пограничных психических расстройств // Биологическая медицина. 1996. № 1. С. 7–12.
  4. Зубовский Г. А., Холодова Н. Б. Лечение неврологичес­ких заболеваний у лиц, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС // Биологическая медицина. 1995. № 1. С. 55.
  5. Зубовский Г. А., Холодова Н. Б. и др. Электро­энцефалографическая оценка результатов лечения методом гомеопатии участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС // Биологическая медицина. 1996. № 1. С. 4–6.
  6. Николаев В. В. Пример использования биологических потенцированных препаратов в некурабельном случае лечения синдрома детского церебрального паралича // Биологическая медицина. 1996. № 1. С. 63–64.
  7. Семинихин Д. Г., Биктимирова Т. З., Машин В. В., Храмов Е. В., Камаева Ф. Б. Использование гомеопатических средств для коррекции побочных эффектов нейролептической терапии / Традиционные методы лечения — основные направления и перспективы развития: материалы научно-практической конференции. М., 1998. С. 202.
  8. Кюстерманн К. Клинические проявления болезни Альцгеймера и существующие терапевтические подходы ее лечения // Биологическая терапия. 1997. № 2. С. 40–41.
  9. Шперлинг М., Чабанов Д. Болезнь Альцгеймера // Биологическая терапия. 1997. № 2. С. 52.
  10. Bianchi I. Geriatrics and Homotoxicology. Baden-Baden: Aurelia, 1994.
  11. Корниенко В. В. Подходы к лечению некоторых форм эпилепсии биологическими средствами фирмы «Хеель» // Биологическая медицина. 1995. № 1. С. 56–57.
  12. Иванова Е. И., Знова И. Б., Пушкина В. С. Опыт применения антигомотоксической терапии в практике детского невролога // Биологическая терапия. 1997. № 3. С. 22–23.
  13. Серебряков С. О. Гомеопатия как способ снижения расходов на здравоохранение // Биологическая медицина. 1997. № 2. С. 4–8.

Г. М. Румянцева, доктор медицинских наук, профессор

ФГБУ ФМИЦПН им. В. П. Сербского МЗ РФ, Москва

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector